Уследить за стекольных дел мастером непросто. Вот он крутит-крутит-крутит на конце трубки раскаленный шар стекла, и ничто не предвещает, что из этого обвисшего непонятно чего получится что-нибудь дельное. А мастер тем временем делает несколько резких взмахов пинцетом, и у него уже готова лошадка. Как? Каким образом? Стеклянная магия в действии! Тем не менее находятся те, кто называет изделия, где каждый элемент создан вручную и неповторим, «просто бусиками» или «стекляшками». А ведь у стеклянных бусин богатая и насыщенная история, они носили не только декоративный смысл, но и ритуальный, использовались как обереги и валюта, а кто-то даже поплатился жизнью, пытаясь узнать, как такие бусины создаются!

Можно ли научиться такой красоте самостоятельно?

Чтобы узнать это, я встретилась с мастером-лэмпворкером Ольгой Кравченко. Мы поговорили о том, какое оборудование понадобится новичку, как происходит создание бусины, где кроются ошибки. Также обсудили влияние путешествий на рабочий процесс (спойлер: будет полезный лайфхак о посещении Венеции!).

Внимание! При подготовке к статье автор не удержался от экскурса в историю и очень хочет поделиться своими находками!

Glass in Fire

Ольга Кравченко: мастер-лэмпворкер, бренд Glass in Fire

У меня была долгая предыстория, которая начиналась с декупажа, изготовления игрушек, вышивки бисером, украшений из полимерной глины, росписи стекла. Все это было интересно, но в водоворот не затягивало, поэтому поиски нового я не прекращала. Как-то я приехала на очередную киевскую рукодельную выставку, а там с демонстрационным мастер-классом выступал венецианский мастер Маурицио Лоттер. Эта магия стекла и огня завораживала! Я бросила свой стенд и, сколько мастер крутил бусинки, столько я смотрела и не могла оторваться. С этого и началась история поглощения меня стеклом.

Вернувшись домой, первым делом полезла пересчитывать «загашник». Оценив свои финансовые возможности, начала искать оборудование. На тот момент достать все необходимое для лэмпворка в Украине было невозможно, да и сейчас тоже. Информацию о том, что, где и как достать, приходилось искать в интернете. Там же искала информацию о технике работы — я самоучка. На тот момент в Украине мастер-классы никто не давал, а ехать за границу было накладно — я и так вложилась в дорогое оборудование. Единственный мастер-класс, который посетила, был по выдуванию полых бусин — освоить эту технику самостоятельно не получилось. Есть там секретик — тоненький, маленький, без которого ничего не выходит. Поэтому поехала в Венецию учиться у итальянского мастера Дэвида Пэнсо.

Венецианцы вообще любители хранить секреты. Все, что создавалось в Венеции, должно было остаться там: кружево, мороженое, ткани, резные изделия, стекло — секреты ремесла хранились в строжайшей тайне, передавались из поколения в поколение. Если кто-то пытался рассказать про особенности местного стеклоделия — дело вообще могло закончиться казнью. Венецианские дожи в таких случаях были довольно решительны. Под предлогом «Ох уж этот ваш огонь посреди нашего деревянного города… Давайте соблюдать технику безопасности!» всех мастеров переселили на отдельный остров Мурано. Теперь можно было не волноваться, что вышедшая из строя печка спалит всю Венецию, к тому же так было легче не допустить утечки информации и промышленного шпионажа. Если мастера соблюдали все требования, то были им почет, уважение, много денег и возможность выдать дочь замуж за аристократа, что было немыслимой привилегией для любого ремесленника того времени. Но если они пытались продать свои секреты на сторону… Ох-ох, сеньор, вам назначена встреча с палачом на площади Сан-Марко!

Браслет лэмпворк сова Кравченко Glass in fire Серьги тыковка лэмпворк Стекло для лэмпворка Лэмпворк серьги выдувные бусины Ольга Кравченко Лэмпворк кулон соло-бусина Ольга Кравченко Лэмпворк кулон маски Ольга Кравченко Лэмпворк декоратывные элементы Лэмпворк кулон хамелеон Ольга Кравченко Лэмпворк Ольга Кравченко браслет
Фото: из личного архива героини
Ольга Кравченко мастер лэмпворк Glass in fire

Для занятия лэмпворком первым делом нужно было купить горелку. Они есть разные. Есть работающие только на пропане, но они не дают возможности хорошо прогревать большие бусины. Но так как у нее не такое сильное пламя, то получается легче делать всякие мелкие элементы, работа выходит тоньше. Я работаю на пропано-кислородной горелке — для нее нужен баллон с газом и медицинский кислородный концентратор. А дальше пошла куча того, что вроде как и мелочь, но без нее никак! Например, для каждой нетипичной фигуры — ромбика, квадрата — нужен отдельный пресс. Также нужны металлические спицы, ножницы по стеклу, графитовые лопатки,чтобы придавать бусинам форму, щипцы и прочие инструменты.

И, конечно же, стекло — откуда я его только не заказываю! Выбирая стекло, нужно учитывать, что у него есть определенный коэффициент расширения. У каждой марки он свой, поэтому мешать друг с другом можно только те материалы, у которых коэффициенты совпадают, иначе бусины лопаются. В идеале — покупаешь полную палитру одной марки, а дальше уже добираешь то, что с ней можно совместить. Я предпочитаю работать с итальянским стеклом — оно хорошо ведет себя при работе.

Сейчас мы привыкли к тому, что стекло вокруг нас — всех цветов радуги. Но чтобы этого добиться, человечество прошло долгий путь проб и ошибок. Присутствие золы, соды, извести, примеси различных минералов, температура и интенсивность пламени — все это влияло на итоговый цвет. Он получался разным даже в том случае, когда использовали песок с разных участков одного берега! Например, мы можем получить сине-зеленое стекло благодаря добавлению меди. Бусины такого цвета были одними из самых популярных очень долго. Я ходила в Одесский археологический музей, и что в зале Древнего Египта, что в Римском зале, что в экспозициях, посвященных скифским поселениям, есть сине-зеленые стеклянные бусины. А вот рецепт красного стекла очень долго не могли вывести, хотя для этого достаточно той же меди, только в другой пропорции и с другой технологией варки. Так что чаще всего новые рецепты появлялись под лозунгом: «Что-то пошло не так… но результат нам нравится!». Один из самых ярких примеров — Кубок Ликурга, который сейчас хранится в Британском музее. Сам он зеленый, но на просвет становится кроваво-красным — немыслимая работа для VI века нашей эры! Аналогов этому кубку найдено не было, поэтому, скорее всего, он — результат случайного эксперимента. Хотя присутствует и довольно интересная версия про нанотехнологии погибшей Атлантиды.

Лэмпворк кулон морская раковина Ольга Кравченко
Фото: из личного архива героини

Слоеный пирог в пламени:

как рождается бусина?

Сколько делается бусина? Сложно сказать, потому что зависит от того, что ты хочешь делать. Просто диск скрутишь за 10-15 минут, а морскую раковину — часа за полтора. Есть определенный подготовительный процесс. Потраченное время еще зависит от дизайна и составных частей. Например, делаем бусину с цветочками и листиками. Тогда заранее надо вытянуть струну для тонких элементов, подготовить цвета для лепестков, которые будут, допустим, розово-зелено-голубыми, подготовить все для листиков. Самое главное, если сел делать — должен закончить, ты не можешь отвлечься.

Лэмпворк цветочная бусина Ольга Кравченко Big hole bead
Лэмпворк морская бусина Ольга Кравченко
Фото: из личного архива героини

Прежде чем сесть работать, продумываю, что буду использовать. Чаще всего рисую эскизы. Когда садишься делать бусины, то метод «Эх, а мазну-ка я этим цветом!», как с красками, не пройдет. Ты заранее готовишь все необходимое для работы — и материалы, и инструменты. Например, для какой-то работы мне нужно прозрачное, синее и зеленое стекла, несколько прессов, ножнички — весь набор сразу должен быть у меня под рукой. Не получится отложить бусину и пойти искать недостающее стекло. Бывает, что посреди процесса мне все-таки захотелось добавить незапланированный штрих, но я могу это сделать, если на столе все в определенном рабочем беспорядке, где нужный кусочек найдется быстро.

Когда включаем горелку, здесь главное — не зевать! На первом году работы я случайно засунула в горелку палец, а там температура 700-800 градусов! Думала, что останусь без него. В процессе какие-то мелкие кусочки стекла могут разлетаться, поэтому надо быть осторожным, чтобы избегать ожогов. Работать можно только в защитных тонированных очках, потому что от пламени горелки глаза быстро устают. Так как мы работаем с серебросодержащим стеклом, то обязательно должна быть вытяжка и хорошая вентиляция в помещении.

При изготовлении бусин венецианская техника немного отличается от той, в которой работает большинство мастеров из других стран. Итальянцы наматывают расплавленное стекло на медную трубочку, а потом, когда бусина уже готова, растворяют медь в кислоте. В итоге они получают красивые дырочки и ровные края. А у нас столько меди нет! Мы работаем на металлических спицах разного диаметра, которые покрыты специальным раствором-сепаратором. Благодаря ему бусина потом снимается со спицы, и ее нужно будет от этого сепаратора почистить.

Прогреваем спицу и параллельно обжигаем прут стекла. После этого начинается процесс послойного накручивания — формируешь бусину, как слоеный пирог, в зависимости от того, что хочешь получить в итоге: простой шарик, космическую сферу или ракушку. Бусина должна постоянно прогреваться со всех сторон, надо этот процесс контролировать и постоянно прокручивать спицу. Не сделаешь этого — бусина потом может лопнуть. Например, ракушка: сидишь, старательно выкручиваешь и греешь один конец, а на втором задумалась и не доработала. После обжига вынимаешь ракушку, а она тебе: «Привет! Я лопнула!». И полтора часа работы коту под хвост. Очень обидно в такие моменты. Но с практикой уже начинаешь крутить, как надо, на подсознательном уровне.

В конце работы бусины надо обязательно обжигать в специальной печи. Таким образом снимается стресс с изделия, чтобы оно потом было крепкое, не развалилось и не лопнуло в руках.

Бусина в итоге должна быть ровная, с гладкими краями. На первых этапах, когда только начинаешь заниматься стеклом, то получаются кривульки, краешки не очень красивые, цветочки грубые. Но со временем начинаешь работать аккуратнее и элементы получаются тоньше. Как в любом деле, здесь нужна практика. Когда у меня бывает долгий перерыв в работе, мне нужно потренироваться и попортить чуть стекла, потому что навыки теряются и нужно их восстанавливать. Например, я люблю делать ракушки. И если я какое-то время их не делаю, то нужно одну-две испортить, чтобы бусина получилась такой, как я хочу. Только практика.

Это сейчас технология позволяет плавить стекло мощной горелкой, где при помощи датчиков регулируешь необходимую температуру. Но раньше горелок не было, как же тогда работали со стеклом? В древности необходимые смеси вываривали в специальных формах, что очень ограничивало разнообразие изделий и возможности ремесленников. С изобретением кузнечных мехов и стеклодувных трубок процесс пошел быстрее, а работы стали изящнее. В средние века мастера-стеклодувы работали с особыми лампами, куда были подсоединены кузнечные меха для поддержания высокого пламени. Название «lampwork» и происходит от той конструкции. Такие ламповые горелки уже давно не используются, поэтому правильнее было бы говорить«flamework» или «torchwork», что намного ближе по смыслу к современной технике, но эти термины не так распространены.

О дополнительных навыках, любимых образах и поиске вдохновения -

что еще пригодится лэмпворкеру?

Я сама фотографирую готовые изделия, обрабатываю фотографии и размещаю их в интернете. Фотографией начала заниматься давно, еще до лэмпворка. А этой осенью пошла на курсы, чтобы получить опыт работы с портретами, посмотреть, как работают с моделями. Это даже не столько для работы было, а больше для себя обучение.

Как само собой разумеющееся, ты должен знать английский язык, хотя бы на базовом уровне. У меня есть клиенты по всему миру, и с ними как-то надо общаться. Иногда бывают недопонимания. Например, пишет мне женщина и спрашивает, почему я не прислала ей трекинг-код посылки. У меня уже все внутри сжимается, потому что буквально только что проверяла все посылки — неужели что-то в дороге потерялось? Смотрю переписку, базу платежей и понимаю, что с этой женщиной у нас дел никаких не было! Пишу ей, присылаю скриншоты — оказалось, что она просто перепутала мастера. Бывают нервные клиенты, с которыми надо постоянно переписываться; бывает, что происходят проблемы с посылками, приходится списываться с зарубежными почтовыми отделениями и решать эти вопросы. А иногда клиенты начинают использовать сленг, который носителю языка понятен, а тебя приводит в ступор. Поэтому, чтобы разбираться в таких ситуациях, минимальные знания языка должны быть.

Лэмпворк браслет с крупными бусинами Ольга Кравченко
Фото: из личного архива героини

Работаю в разных техниках по чуть-чуть, все от настроения. Скучно делать одинаковое. Есть вещи, которые очень люблю делать, например, тыквочки. Я просто их обожаю! Когда не знаешь, что сделать — сделай тыквочку. Если у меня просят сделать то, на что настроения сейчас нет, то заказ придется ждать долго. Я стараюсь сейчас никаких заказов не брать, а делаю то, что хочется. Раньше переживала, что сделала работу, а она не продается. Сейчас не переживаю — все равно продастся. Я просто делаю то, что нравится, и получаю от этого удовольствие. Кто-то из клиентов продолжает следить, покупать, кто-то нет. Всем не угодишь. Если будешь кайфовать от того, что делаешь, то лучше будет и результат, и внутреннее состояние… Состояние внутреннего комфорта и отсутствие конфликта с самим собой — с этим становится намного проще жить.

Лэмпворк серьги тыковки Ольга Кравченко
Лэмпворк кулон лягушка Ольга Кравченко
Фото: из личного архива героини

Очень нравится делать лягушек, ящерок, осьминожек — мне близка морская тема. Море — это значительная часть моей жизни, не представляю, как без него быть! Меня греет осознание того, что оно рядом, и я могу в любой момент прийти послушать шум прибоя и посмотреть на волны. Я не смогла бы жить в городе, где нет моря. Поэтому мне нравится делать вещи с морскими элементами.

Я люблю то, что делаю, но не хочу проводить 24 часа в сутки за горелкой. Потому что, помимо горелки, еще есть жизнь, которая пробежит мимо, и ты за ней не успеешь. Мне важны внутренний комфорт и спокойствие, я очень долго к этому шла. Даже если работа в удовольствие, нужно научиться отдыхать и расслабляться.

Путешествия дают мне настроение и эмоциональный заряд, на основе которого я начинаю потом что-то создавать. Приезжая домой, я готова снова собрать чемодан и уехать в следующее путешествие. Думаю, у меня в предках точно были кочевники — очень люблю это состояние. Нет ничего лучше, чем когда у тебя есть купленный билет, когда ты начинаешь планировать поездку, смотришь маршрут, продумываешь, какие интересные места хочешь увидеть, читаешь отзывы и фотоотчеты. Так как я люблю моря, реки, озера и другие водоемы, то всегда стараюсь, чтобы путешествие было рядом с водой или горами — ближе к природе. Для себя я поняла: какими бы красивыми ни были здания и архитектура, но эмоции от наблюдения заката и рассвета перебивают все.

Тревел-лайфхак от Ольги: В Венецию надо ехать в декабре. Туристов нет вообще! Муж, когда я прислала ему фотки пустой площади Сан-Марко, просто мне не поверил. Я наконец увидела, что здесь есть местные жители, ощутила их энергетику. Когда я приезжала на мастер-класс, то мне надо было рано утром ехать морским трамвайчиком из Венеции на остров Мурано. И вот я приходила в кафе на остановке и наблюдала, как горожане, словно муравьи, забегали за своей порцией эспрессо или капуччино, съедали круассан прямо возле стойки и — бегом дальше на работу. А по дороге на Мурано из всех людей в трамвайчике я была единственным туристом. Невероятно, что такое бывает!

дата публикации: 02 мартa 2020
Стань соавтором Folga'
Подскажи нам интересную тему или яркого одессита, о котором мы еще не успели написать!
Возможно, именно твой совет поможет нам создать новый материал!
Написать нам
мы позвоним, чтобы уточнить детали
можно ссылку на профиль в соцсети