Часто ли мы задумываемся о том, что будем делать в старости?

Давайте честно: кому-то трудно составить план на ближайшую неделю, а уж так далеко стараемся не заглядывать. Только надеемся, что там будет все благополучно. А еще, скорее всего, будем копаться в огороде, даже если сейчас не отличим огуречную рассаду от томатной.

К сожалению, иногда возраст приходит не то что без огорода, а даже без какого-то благополучия. И речь здесь не только о материальной составляющей. С выходом на пенсию на людей сваливается такое количество свободного времени, с которым они не всегда знают, что делать. Вместе с этим общение — резко сокращается. Хорошо, если у людей появляется хобби. А если нет? В итоге старики отчаянно скучают, чувствуют себя брошенными и одинокими.

Где-то за организацию досуга своих пенсионеров берется государство, где-то — гражданское общество. Например, в Киеве уже много лет существует благотворительный фонд «Жизнелюб», который нацелен не только на материальную помощь нуждающимся старикам, но и организовывает для них развлечения, компанию и учебу. Также у них есть такое важное направление, как поиск работы — многие даже после выхода на пенсию полны энергии и хотят трудиться.

фетровые аксессуары GUDZYK
бабушки шьют фетровые сумки

В Одессе пока не так много социальных проектов, которые ориентированы на людей «третьего возраста». Один из них — это проект «Gudzyk»,

где бабушки-пенсионерки шьют стильные молодежные аксессуары: поясные сумки, клатчи, чехлы на ноутбуки и кошельки. Я пообщалась как с руководительницей Юлией Котюк, серьезной и рассудительной, которая рассказала о зарождении проекта и как окружающие стремятся помогать, так и с мастерицей Людмилой Дмитриевной, заводным романтиком, которая рассказала о перспективах «Gudzyk», а также о своей фотосессии с зеленым ирокезом.

Внимание! Статья может вызвать желание позвонить своей бабуле и спросить, как у нее дела!

«Бабушка, хочу!» Как хотелка превратилась в социальный проект

Как все начиналось — я увидела в интернете сумочку из войлока. Шить и обращаться с машинкой совсем не умею, поэтому к кому же я пришла за помощью? К своей бабушке!

Пришла домой, показываю: «Вот! Хочу такую же сумку!». Купили материал и сделали. Конечно, это был совсем не тот вариант, который вы видите в нашем профиле в Instagram. Но тогда я поняла главное: если получилось с моей бабушкой, почему бы не попробовать такую бизнес-модель? У нас ведь практически все бабушки умеют шить! Я тогда еще была активным членом ENACTUS, и наша команда как раз искала новые идеи для социальных проектов. Предложила им такой вариант— у меня на руках уже было два варианта готовых сумочек. Идея очень простая, никаких выдумок, но меня все поддержали! Вот так мы начали работать.

Набросали пару вариантов названия, «Gudzyk» был самым оптимальным и прикольным вариантом. К тому же с украинским акцентом. И общим решением команда утвердила, что да — это будет «Gudzyk».

ENACTUS — это некоммерческая организация, которая занимается реализацией социальных проектов. Она объединяет студентов, преподавателей и предпринимателей. Enactus Ukraine — главная организация страны, которая объединяет более 20 студенческих команд. Студенты приходят в ENACTUS за опытом работы в команде, создания проектов и получения прибыли для целевой аудитории. Чтобы попасть туда — нужно только желание. Юлия Котюк входит в команду Одесского национального университета.

поясные сумки GUDZYK
Юлия Котюк GUDZYK Юлия Котюк чехлы на планшет GUDZYK отправка изделий Юлия Котюк фетровые сумки Выбрать клатч из фетра
Юлия Котюк — руководитель и идейный вдохновитель социального проекта «Gudzyk».
Фото: Folga’

Когда мы прописывали этот проект, то решили: будем работать именно с бабушками на пенсии.

Если они не заняты каким-то делом — то, можно сказать, оказываются выброшенными из системы. А ведь пожилые люди не просто заинтересованы в заработке: они вовлекаются в процесс, их глаза горят! Этот интерес нас очень вдохновляет. Бабушки обожают учиться!

Когда бывает, что мы долго шьем все то же самое, я получаю от них претензии: «Юль, давай что-то новое!».

Например, Людмила Дмитриевна предлагает новые модели — визитницу из нашего ассортимента придумала именно она.

Однажды прихожу, а она показывает эту визитницу и говорит: «Давайте делать что-то такое!».

У нас был долгий старт: когда мы искали будущих мастериц, у нас было очень проблематично с доверием. Бабушки сначала соглашались, но потом они находили миллион причин, почему они не могут: зрение плохое, на дачу надо и так далее. Потом нам посоветовали обратиться в социальный проект «Добрый обед». Нам выделили время на презентацию, а дальше информация расходилась среди бабушек сама. Еще про нас опубликовали статью в газете «На пенсии», и тогда нам стали звонить те, кому это было интересно.

На данном этапе у нас есть четыре бабушки и своя база пенсионеров, которые хотели бы с нами сотрудничать. К сожалению, количество заказов не позволяет предоставить работу всем желающим. Нам придется тогда забрать работу у уже устроенных бабушек, что неправильно. Но мы все контакты сохранили, и когда появится возможность, то обязательно перезвоним и будем сотрудничать. Мы активно работаем над тем, чтобы помочь еще большему количеству пенсионеров.

Все бабушки работают на дому. Мы изначально думали про мастерскую, но для пенсионера не всегда есть возможность выехать куда-то и работать, как в обычном офисе. А так как у нас все построено для удобства бабушек, то мы полностью снабжаем их всем необходимым для шитья и привозим материалы. Шьют они при дневном свете, когда им это удобно. Мы не загружаем работой так, чтобы они шили с утра до вечера.

Что касается скорости изготовления — у каждой по-своему. Если это новая мастерица, которая еще не знает принципов работы, то нужно потратить хотя бы день, чтобы научиться. А уже потом на одну сумку уходит около 3 часов.

Нам часто задают вопрос: «Почему не вязание? Ведь бабушки вяжут!»

Мы тестировали рынок и спрос, и в итоге решили остановиться на фетре. Во-первых, это то, из чего родилась идея, когда я пришла к своей бабушке с просьбой сшить сумку именно из этого материала. Во-вторых, фетр — это наша особенность. Мы хотим показать, что бабушки могут не только вязать, они могут делать крутые аксессуары. Мы не будем расширять ассортимент в сторону одежды — продолжим делать сумки и чехлы. Планируем со временем добавить кожу, но основным материалом точно останется фетр.

Юлия Котляр Folga’
Юлия Котюк Folga’
Фото: Folga’
Работа проекта GUDZYK
Фото: Folga’

На фетре можно без проблем учиться, это очень гибкий материал. Если что-то не получилось — распорол и нормально сделал еще раз. Прошел очень долгий период, пока мы пришли к этому материалу; сначала мы работали с войлоком, а сейчас заказываем корейский эко-фетр, который делается из пластиковых крышечек. Экологичный материал — это очень важно, и это еще одна наша особенность.

На наши сумки есть спрос. Востребован любой товар, главное — подача. Мы показываем, что наши фетровые сумки можно носить летом, ходить с ними не жарко. Тем более, есть и кошелечки, которым нет разницы — зима или лето.

Все новые изделия сначала проходят через наши с бабушкой руки, а потом уже, пропустив изделие через себя, я объясняю остальным, как это шьется

Дизайн разрабатываю я, но не могу назвать себя громким словом «дизайнер». Мы пришли ко всем нашим моделям со временем: что-то подсмотрели в интернете, потом переделали и добавили свои элементы, и в итоге получилась новая модель. Кое-что добавляют сами бабушки. У нас есть сумочка-трапеция — ее полностью придумала одна из мастериц.

Мы всегда идем навстречу клиентам. Если они хотят изменить модель, например, сделать ее побольше — в наших силах это осуществить. Нам сбрасывают фотографии, и если я понимаю, что бабушка может сшить такую сумку или чехол, то я прихожу, рассказываю, как будем это делать, и мы шьем то, что хочет заказчик.

Общество поддерживает нас: кто и как помогает проекту «Gudzyk»?

Сейчас мы ориентированы больше на соцсети, запускаем таргетированную рекламу и работаем с блогерами. Последние нам очень-очень помогают. Как правило, у них просто бешеные расценки на рекламу, но так как в нашем проекте есть социальная составляющая, то они рекламируют наш продукт бесплатно. С самим блогером нетрудно договориться, но трудно до него достучаться, ведь часто в профиле отвечает ассистент. Когда удается выйти на блогера напрямую, то многие соглашаются сотрудничать, потому что видят — у нас помогают бабушкам.

Еще в самом начале отшили с бабушками 10 сумок, а потом такие: «О’кей, мы сделали. Куда их теперь девать?». Стали делать рассылку по блогерам. Одна из них, Лена Мандзюк, откликнулась. Причем не просто: «Класс! Круто! Молодцы!», а она купила нашу сумку, рассказала про нас подписчикам, и после этого наш профиль в Instagram просто разлетелся, а все сумки тут же купили! Тогда мы поняли, что на них есть спрос и можно работать в этом направлении.

Бренд-агентство Modelist сделало нам рекламный ролик — мы выиграли его в конкурсе социальных проектов. Они же помогли модифицировать наш слоган «Ми підтримуємо руки тих, хто раніше підтримував наші» в «Connecting Generations». Еще один ролик мы выиграли в киевском конкурсе.

Наши бабушки работают на своих стареньких машинках, некоторым больше 60 лет! Это очень отражается на работе и на качестве продукта. И если на какие-то потребности, вроде материалов и инструментов, мы могли выделить деньги сами, то на такую большую покупку нам нужна была помощь извне. Поэтому обратились в краудфандинговую платформу «Мой город», чтобы собрать деньги на покупку современного оборудования. Мы уже закрыли сбор и покупаем нашим бабушкам новые машинки.

В будущем мы хотим открыть «Бабушка-хаб» — мастерскую, где смогут работать те, у кого нет машинки. Но это — долгосрочные планы.

Когда мы не работаем с контентом, не запускаем рекламу, не пишем блогерам — естественно, все, как и в любом другом бизнесе, тормозит. Но мы не останавливаемся на том, что есть, и всегда ищем новое. Если ты ничего не делаешь — ты ничего не получаешь
Открытка для покупателя GUDZYK
Фото: личный архив

Примечание автора.

Есть такой стереотип, что молодежь и старики — два абсолютно разных мира, которые практически не пересекаются, а если уж пришлось столкнуться друг с другом, то начинаются стоны: «Аааа, что вы в 7 утра забыли в общественном транспорте с тележкой, когда люди на работу едут?! Я таким не буду!» — с одной стороны, и порицания: «Ишь как вырядились: одежда странная, прическа странная, все странное! А вот в наше время….». Но «Gudzyk» — это пример того, как старшее и младшее поколения могут успешно работать вместе. Поэтому при подготовке к статье мне было важно взглянуть на этот проект с обеих сторон. Молодой предприниматель, естественно, живо и с интересными подробностями расскажет про свой стартап. Но послушать позицию мастерицы-пенсионерки не менее интересно! Я сразу же спросила, получится ли пообщаться с кем-то из них?

Бабушки стесняются, — объяснила Юлия. — Сложно попросить поучаствовать в фотосъемке, не то что с журналистами пообщаться. Есть у людей постарше такой барьер. Даже моя бабушка, когда я, внучка, просила дать интервью — ни в какую. Говорит: «Молодежь — вперед, а зачем там я?». Очень стесняются, и это меня трогает. Я всегда их зову везде. Пока не получается, но надеюсь, что со временем это изменится.

Но пообщаться с одной из мастериц «Gudzyk» мне все-таки посчастливилось! Людмила Дмитриевна — очень энергичная дама, по которой сразу чувствуется: общение доставляет ей огромное удовольствие. Юлия рассказала, что когда передала Людмиле Дмитриевне материалы для первой сумочки, то она перезвонила через полтора-два часа — все было уже готово!

Бабушки из проекта GUDZYK
Людмила Дмитриевна
мастерица проекта «Gudzyk», медсестра на пенсии.

Сейчас мне уже нечему учиться, разве что Юля немножко развеселила — показала, как шить чехлы, сумочки и другие изделия из фетра. В проекте участвую год. Молодежь сама меня нашла. Показали изделия — вечерний клатч, сумочку — и предложили: «Кто сможет сшить?». Я не шила никогда! Не умела, не обучалась. Но посмотрела — вроде сложности никакой нет, думаю: «Ну, попробую!». Посмотрела на эту сумку, мне сказали размеры кроя. Я перенесла крой на картонку, очертила мелом, сшила... и все. Вот попробовала — и пошло.

Машинка мамина — старенькая совсем, она осталась мне как память. Стоит и стоит, я ее даже продавать собралась через комиссионку. У меня механическая «Подолка», здесь надо одной рукой крутить, а второй проталкивать материал, поворачивать его. Думала, что этой машинке лет 70, а мастер посмотрел и сказал — больше 100 лет! Вот так вот — старенькая, но пригодилась.

В этом процессе я получаю удовольствие от конечного результата, когда вижу уже готовое изделие. Ты не сразу понимаешь, каким будет, например, чехол на планшет.

У тебя просто одни цифры — карман такой, размер такой. А вот когда обстрочила края, пришила все нужное, приделала магнитную заклепку, придала красивый товарный вид — видишь конечный результат и вот тогда уже получаешь удовольствие.

Рабочий день у меня проходит стихийно. Юля звонит, когда есть заказ, скидывает размеры. Тогда я бросаю все и начинаю выполнять. А что затягивать? У пенсионеров всегда есть время.

Бабушка с пуговицей логотип

Когда дошила — звоню, что все готово. Юля забирает и отправляет, я с самими заказчиками не знакома, и они меня не знают. Мы в посылку вкладываем открытки с историями. Их я писала из своей жизни — школьная, студенческая и из замужества. Получается, что купил человек изделие и получает такой сувенир. Он-то знает, что у нас проект «Gudzyk», и что шьют его бабушки-пенсионерки. А что из себя представляет эта бабушка — как раз описано в этих историях. Знакомство на расстоянии получается!

Сегодня бабушки с гаджетами на ты, поэтому чехол нужен. У меня обычный кнопочный телефон — там защищать нечего.

Но сегодня женщины продвинутые, и пенсионерки тоже. Они и с ноутбуками, и со смартфонами. На тот же смартфон можно чехольчик сделать — он защищает от царапин, а если телефон упадет, то в чехле не разобьется.

Раньше ручная работа не ценилась. У меня была стандартная фигура всю жизнь, поэтому я могла купить вещи в любом универмаге без необходимости их переделывать. А женщинам нестандартным приходилось либо переделывать, либо искать себе портного и шить на заказ. И тогда это было немодно. В Европе ручная работа ценилась больше. Я всю жизнь вязала и спицами, и крючком — курточки, юбочки, гольфики ажурные и салфетки. Так вот, в Польше — салфетки и скатерти вязаные шли на ура! Потому что не машина сделала, не автомат, а человеческая фантазия. А сейчас наоборот — ручная работа!.. И даже если где-то криво — это ж самое оно, творчество!

А сейчас я уже шью себе сама. У Юли были каникулы, заказов не было. Мне стало скучно, и я потихоньку взялась за сарафан. Почему бы и нет? Выкроила, кое-каких деталей еще не хватает, но он уже почти закончен. Посмотрим, что получится!

дата публикации: 18 октября 2019
Стань соавтором Folga'
Подскажи нам интересную тему или яркого одессита, о котором мы еще не успели написать!
Возможно, именно твой совет поможет нам создать новый материал!
Написать нам
мы позвоним, чтобы уточнить детали
можно ссылку на профиль в соцсети