Р. Арутюнян
PhD, cofounder WAVE Odessa Business School, Ukrainian country manager OTCFin (USA)
Рузанна Арутюнян

Каковы последствия пандемии для экономики Украины?

Пандемия коронавируса кардинально изменила социально-экономическое пространство. На всех уровнях нашей жизни — индивидуальном, национальном и глобальном — она породила множество прогнозов по поводу постковидного развития человечества. Одну из версий «великой перезагрузки» изложил немецкий экономист, основатель и бессменный президент Всемирного экономического форума в Давосе Клаус Мартин Шваб.

Он размышлял о том, откроет ли пандемия окно возможностей для Украины. А я попробую рассказать вам о более схематичной версии происходящего, и пусть вас не смущает, что тема колонки «слишком сложная». Прочтите ее — и вы поймете, что на самом деле это наша с вами действительность. И нам лучше ее четко осознавать.

Но для начала давайте проанализируем, с чем подошла Украина к 2020 году, каковы были показатели ее экономического и социального развития, каковы шансы ее входа в IV промышленную революцию и как выглядит структура украинской экономики с точки зрения технологических укладов. Понятно, что бурное развитие цифровых технологий, диджитализация бизнес-процессов и всех других аспектов жизни говорят о наступлении нового этапа промышленной революции и переходе к экономике нового типа. Это происходит в развитых странах, где стабильно растет экономика и сформировалась национальная воспроизводственная промышленная система. Основной двигатель развития и модернизации этой системы — научно-технический прогресс.

Товарная структура экспорта УКРАИНЫ (2019 г.)

48%
Продовольственные товары
Минеральные продукты
10%
4%
Вывоз древесины
Черные и цветные металлы
22%
5%
Химическая отрасль и смежные с ней
Промышленная продукция, оборудование
8%

Большинство так называемых периферийных догоняющих стран, в том числе Украина, не сформировали индустриальную экономику, тем более с высоким удельным весом высокотехнологических отраслей V и VI укладов. В нашей стране преобладают III и IV технологические уклады, и об этом лучше всего свидетельствует товарная структура экспорта: например в 2019 году сырье, непереработанная продукция сельского хозяйства, продовольственные товары — 48% экспорта, минеральные продукты — 10%, древесина — 4%, черные и цветные металлы — 22%, продукция химической отрасли и смежных с ней — 5%. Промышленная продукция, машины, оборудование занимают в экспорте Украины всего лишь 8%.

С такой структурой экономики и уровнем технологий при отсутствии инноваций надеяться на переход к индустриально-цифровому обществу было бы большой ошибкой: на это требуются огромные инвестиции, высокая конкурентоспособность товаров, включение в глобальные производственные сети, производственно-коммерческие агломерации на равных и т. д. Таким образом, пока украинский бизнес ориентируется на получение рентных доходов, сохраняется весьма низкий уровень использования цифровых технологий и происходит дальнейшая деиндустриализация производства, нарастает технологическое отставание, утрачивается научное лидерство, снижается уровень доходов и наблюдаются другие разрушительные явления.

собрание в офисе

Есть еще один сектор — финансовый

Источником финансирования капитальных вложений в экономику в первую очередь являются внутренние накопления, или сбережения общества. Однако крайне низкие доходы трудоспособного населения никак не способствуют появлению у него сбережений. Даже если часть накоплений доверяется банковской системе, последняя не кредитует реальный сектор экономики, а значит, и не способствует реализации крупных инновационных проектов. Вдобавок почти иссяк еще один источник финансирования экономики — прямые иностранные инвестиции. Если в 2008 году они составляли примерно 11 миллиардов долларов, то в 2015–2019 годах эта сумма колебалась от 4,5 до 2,5 млрд долларов в год.

Состояние финансовой системы таково, что страна зависит от постоянных внешних заимствований, а это в условиях хронического спада национального производства, нерациональной структуры экономики приумножает и без того значительный внутренний долг. Его обслуживание — тяжелое бремя для бюджета, чреватое подрывом макроэкономической стабильности.

Пандемия-2020 значительно ухудшила ситуацию, потребовались огромные финансовые ресурсы и на борьбу с COVID-19, и на поддержку предпринимателей, в первую очередь малого и среднего бизнеса. Фонд борьбы с пандемией составил 80,9 млрд гривен. По мнению МВФ, экономическая ситуация в Украине выглядит значительно сложнее, чем в соседних странах.

В соответствии с Планом гуманитарного регулирования пандемии Украина может рассчитывать на 165 миллионов долларов от ООН в рамках гуманитарной помощи на борьбу с пандемией и на неотложные мероприятия в системе здравоохранения. Мировой банк финансировал ряд мероприятий по борьбе с COVID-19 в Украине через механизмы чрезвычайного финансирования для стран с трансформационной экономикой и низкими доходами.

соучредитель WAVE Odessa business school

А вот возобновление роста и возвращение к нормальной жизни Билл Гейтс прогнозирует на конец 2022 — начало 2023 года, хотя агентство Bloomberg считает, что для возвращения к обычной жизни понадобится не менее 7 лет. Это касается мира в целом. В Украине же, по оценкам Союза украинских предпринимателей, лишь 60% бизнес-структур продолжили свою деятельность — в основном большой и средний бизнес с долгосрочными контрактами и высоким уровнем технологичности. Ну а те, кто не смог переориентировать основные рабочие процессы, обанкротились.

Как показывает мировой опыт, выход может быть таким: повышение технологизации бизнеса, использование интернета для превращения обычных вещей в online-девайсы с возможностью их дистанционного использования.

В развитых же странах помимо грантовой поддержки говорят о так называемом бутстрэппинге. Это когда предприятие недостаточно привлекательно для инвестора или не отличается инновационностью. Тогда задействуют не внешние, а внутренние источники финансирования, например ресурсы стартапера, его команды, других заинтересованных причастных людей. Кроме того, по-прежнему актуальны венчурные фонды, бизнес-инкубаторы и бизнес-ангелы.

Малый и средний бизнес в Украине привык рассчитывать только на собственные ресурсы. Однако именно сейчас пришлось и украинскому бизнесу узнать о существовании доступных источников финансирования в условиях эпидемиологических вызовов и рисков.

картинка земной шар

Несомненно, сегодня и мировая, и украинская экономика — на пороге кардинальных изменений. Государствам придется принимать срочные и дорогостоящие меры, которые помогут смягчить и преодолеть последствия пандемии. Среди этих последствий могут быть нарушение цепочек поставок, рецессия во всех отраслях экономики, рост безработицы, потеря доходов, массовые банкротства, увеличение бюджетного дефицита, внешнего долга, риск дефолтов, инфляция и т. д.

домино covid 19
Пандемия отбрасывает украинскую экономику далеко назад, заставляет вновь отложить на потом решение жизненно важных задач — реиндустриализации, структурной перестройки, технологизации, повышения инновационности.

Но не стоит забывать, что любой кризис несет не только негативные, но и позитивные перемены, и можно согласиться с уже знакомым нам президентом Всемирного экономического форума в Давосе Клаусом Мартином Швабом и президентом ЕЦБ Кристин Лагард, что нас ждет ускорение перехода к новым экономическим моделям.

Сможет ли наша страна, пережив коронакризис, обеспечить рывок к цифровым технологиям? Ведь у нас очень амбициозные цели, задачи и прогнозы, изложенные в Концепции развития цифровой экономики и «Цифровой адженде Украины», представленной Украинским институтом будущего. Цифровизация становится одним из основных факторов развития и международной, и национальной экономики на ближайшие 5–10 лет. Она станет универсальным инструментом для достижения стратегических целей. По сценарию Украинского института будущего, цифровизация к 2030 году в 8 раз ускорит рост ВВП, а удельный вес ВВП цифровой экономики достигнет 65%!


Какие препятствия стоят на пути цифровизации?

  • Отсутствие у крупных компаний интереса к инновационным проектам, пока эти компании получают рентные доходы от монопольного использования ресурсов.
  • Слабое участие государственных институтов в реализации Концепции развития цифровой экономики. Национальные, отраслевые, региональные стратегии и программы развития цифровых возможностей не соответствуют законодательству.
  • Цифровая инфраструктура не покрывает всю страну: есть территории, где вообще нет интернета.
  • Все еще низкий уровень автоматизации и диджитализации государственных услуг.

Специалисты говорят о двух возможных сценариях цифровизации: инерционном (эволюционном) и форсированном (целевом). По первому мы остаемся на обочине мировой перестройки. По второму сценарию необходим цифровой прыжок: аналоговые системы нужно заменить цифровыми версиями, и это позволит создать новые рабочие места, увеличить производительность труда, ускорить экономическое развитие и улучшить качество жизни. По подсчетам Украинского института будущего, понадобится примерно 87 млрд долларов инвестиций в цифровизацию и создание необходимой инфраструктуры. Это позволит нашей стране превратиться в европейского лидера в этой сфере и даже стать интеллектуальным хабом! А для нас важно, чтобы люди имели доступ к интернету, нам нужно полное покрытие Всемирной паутиной территории страны, включая авто- и железнодорожные магистрали, сельхозугодья.

А значит, цифровым революционером должно стать само государство — лидер и экспериментатор, регулятор и защитник, популяризатор и драйвер. Нужно стимулировать, создавать спрос, потребность в цифровых технологиях — только при таких условиях можно достичь этих амбициозных целей. И, конечно же, надо преодолевать техническую отсталость, заниматься модернизацией многих отраслей и реиндустриализацией национальной экономики. Возможно, именно цифровизация станет тем звеном, ухватившись за которое, мы сможем вытянуть всю экономику. Именно такие приоритеты должны быть в постковидный период.

Для возрождения промышленного потенциала нужен капитал: кредитно-денежные и бюджетно-налоговые подходы не нужно копировать с западных моделей, надо учитывать украинскую реальность и специфику.

свинка в маске

Итак, каковы же перспективы Украины в постковидный период?

В случае если мы сумеем преодолеть деформированную макроструктуру нашей экономики и технологическую отсталость за счет создания высокотехнологических отраслей, связанных с диджитализацией и инновациями, нам откроется окно возможностей, и мы сумеем осуществить «великую перезагрузку». Нужно сломать колониальную сырьевую модель развития экономики и сформировать новую — со сбалансированной макроструктурой и конкурентоспособными продуктами. И драйвером этих изменений должна стать цифровая революция во главе с государством!

Ассистент колумниста Folga': Лариса Коява
Фото: Folga’, shutterstock.com