Ксения Селина риторика гештальт-терапевт
Мастер риторики, гештальт-терапевт (II ступень)
Ксения Селина

Почему публичные выступления пугают и что с этим делать?

Я преподаю риторику, ораторское мастерство и технику речи. Еще получаю психологическое образование, поэтому моя деятельность больше связана с тем, что люди переживают во время публичных выступлений, какие эмоции они испытывают, почему выступать публично иногда так сложно и страшно.

Мне бы не хотелось, чтобы люди воспринимали публичное выступление исключительно как что-то страшное. Оно может стать такой же естественной частью жизни, как чистить зубы по утрам, завтракать и обниматься с любимым человеком. Это все то же общение с людьми, просто более монологическое и в другой обстановке.

Стулья в зале для конференций

Во всем остальном — это такой же опыт, хоть и более стрессовый. К нему можно подготовиться

На курсы риторики люди приходят по разным причинам. Чаще всего потому, что им страшно или стыдно выступать. «Я буду нести чепуху» или «Я не сделаю идеально», — такие мысли мешают выступать: человек начинает потеть, заикаться, заговариваться и путать план выступления.

Часто навыки риторики нужны в работе: не все умеют формулировать аргументы и доносить свои мысли до собеседника. Иногда люди приходят с запросом «научиться красиво говорить». Но риторика, как мне кажется, не решает эту задачу. Выработать красивую речь поможет чтение художественной литературы и общение с кругом людей, которые такую речь используют.

Если человеку нужно в кратчайшие сроки подготовиться к публичному выступлению, то лучше заниматься с ним ораторским мастерством индивидуально. Также лучше заниматься один на один, если у него от перспективы выступления зашкаливают страх, стыд и тревога. Если же он хочет просто подтянуть свою речь без какого-то дедлайна, при этом неприятные эмоции более-менее переносимы, то хорошо заниматься в группе.

Почему считается, что с собственной проблемой нужно справляться самому? До определенного предела — да, можно. Но в группе — лучше, потому что присутствует взгляд со стороны

Я не навязываю своим студентам примеры других ораторов и артистов. Не люблю шаблонов: во время своей учебы я заучивала наизусть чужие монологи, что ничего не прибавляло в копилку личного опыта и умения писать собственные речи. Поэтому и хочу, чтобы студенты сами выбирали свой стиль публичного выступления, ведь написать что-то свое намного сложнее, чем выучить чужое. Кому-то действительно нужны образцы, поэтому можно всегда обратиться к основам и выучить, например, речь Бродского перед студентами Мичиганского университета, речь Юрия Гагарина перед стартом и другие образцовые речи или монолог из «Трех сестер», — все это есть в свободном доступе. Из современных вдохновляющих примеров — это лекторы на TEDx.

Студенты на курсах по риторике

Курс занятий разбит на несколько блоков. Один — полностью связан с расслаблением и снятием зажимов, в него входят различного рода телесные и дыхательные практики, артикуляционная и голосовая гимнастики. Следующий блок — когнитивный: структура речи, аргументация, принципы работы с аудиторией. И между этими двумя блоками — эмоциональный, когда страшно, стыдно, тревожно выступать. Это упражнения на импровизацию, групповая работа над эмоциональным опытом, стыдом и страхом перед выступлением.

Во время группового занятия само собой происходит так, что один говорит: «Мне страшно выступать», и это подхватывают остальные. Стыд лечится принятием, страх лечится постепенными медленными шагами в эту сторону, и коллективная работа помогает справляться, если негативные ощущения слишком зашкаливают. Шоковые техники, когда человека выталкивают выступать перед огромной аудиторией, могут только усугубить неприятные переживания.

В числе задач, которые решает риторика, — структурирование текста выступления. Есть несколько типов структур речи для публичного выступления (такие, как: информационные, убеждающие или призывающие к действию), и это разделение помогает скомпоновать мысли в определенной последовательности. Например, я вела группы в IT-компаниях, где сотрудникам приходится часто ездить на конференции. При их подготовке к выступлению следила за тем, как они доказывают мысль, входят в публичное пространство, за языком тела, за структурой и посылом выступления. В этом плане риторика переплетается с актерским мастерством, поэтому при подготовке к выступлению можно использовать актерские методы (чаще всего берут систему Станиславского). В том числе мы работаем над выступлениями на английском языке.

Идеальных публичных выступлений не бывает: всегда что-нибудь происходит, и в этом их прелесть

Спикер говорит в микрофон

Из упражнений мне нравятся импровизационные. Например, упражнение «в мире животных», когда мы придумываем зверя (там немного проскальзывает нотка безумия) и ведем про него передачу или делаем доклад: как гнездится, где живет, с кем общается, нерестится или дает молоко? Пока мы преследуем задачу — не забыть текст, смысл и все, что мы напридумывали, одновременно координируя это все с телом, — то про стыд к этому моменту уже можно забыть. То есть постепенно становится все легче выступать, а студент после упражнения говорит: «Если я выступал с таким бредом, то остальное мне будет легко».

В рамках двухмесячного курса все проблемы преодолеть не получится, их можно только обозначить. Ведь у человека могут быть и другие причины страха публичных выступлений. Первое — если он стал жертвой буллинга; тогда человеку в принципе тяжело переносить напряжение между собой и толпой. Второе — когда у человека очень мощный критик внутри, который пресекает любые попытки выступить спонтанно. Во время публичного выступления, даже тщательно подготовленного, может произойти что угодно, например, докладчик запнется или закашляется. И это — нормально, это жизненные ситуации, которые сложно контролировать. Но самокритичный человек начинает себя за это порицать, потому что считает, что должен сделать свою работу идеально, либо не высовываться вообще.

Не всем необходимо выступать публично

— потому что когда это — «Надо!», то из этого ничего обычно не выходит

on air

Когда я работала в киношколе администратором, то родители часто приводили на занятия детей, чтобы ребенка научили говорить красиво. Но дело в том, что ребенок учится речи в первую очередь от своих родителей. Диалект, суржик, украинизмы, англицизмы, мат — это все живой язык.

Слова-паразиты не берутся из ниоткуда. Надо понимать, какую функцию они несут: нельзя просто взять и отрезать часть своей речи. Если слова-паразиты есть — они есть для чего-то. Чаще всего, когда человеку нужно говорить быстро, без запинок, это вставка в паузу, чтобы подумать. Бороться с этими особенностями речи я не вижу смысла, и не считаю, что нужно говорить идеально. Мы существуем в контексте. Речь можно настраивать и фильтровать, если это публичное выступление перед аудиторией, а вот на Привозе идеально поставленная речь может выглядеть комично.

У меня у самой есть страх сцены: он никуда не уходит, но в этом-то и идея, что этот страх можно научиться выдерживать, выступление станет переносимым привычным действием, а жизнь не будет разрываться на «до» и «после».

Ассистент колумниста Folga': Юлия Котляр
Фото: личный архив героини, shutterstock, unsplash.com
дата публикации: 18 февраля 2020
Стань соавтором Folga'
Подскажи нам интересную тему или яркого одессита, о котором мы еще не успели написать!
Возможно, именно твой совет поможет нам создать новый материал!
Написать нам
мы позвоним, чтобы уточнить детали
можно ссылку на профиль в соцсети