Владимир Иванович Островский
Старший научный сотрудник Одесского музея западного и восточного искусства
Владимир Островский

В чем разгадка «феномена Одессы»

После его экскурсий туристы начинают понимать, почему одесситы так привязаны к родному городу. Удивительно легкие и интересные повествования стремительно переносят нас в атмосферу «золотой» эпохи нашего города. Владимир Островский поведал нам, как в начале XIX века здесь формировалась уникальная среда с колоссальным творческим и деловым потенциалом.

На вопрос: «Когда же у Одессы день рождения?» одни предлагают вести отсчет от момента подписания Екатериной II указа об основании города, а другие — от появления здесь первого населенного пункта. Ведь названия местности пусть и менялись в разные периоды, но заселенными берега нынешнего Одесского залива были уже несколько тысяч лет. Это и античное поселение гавань Истриан, и генуэзская Джинестра, и литовско-украинский Коцюбиев, и турецкий Хаджибей. Я абсолютно уверен, что в таком деле предыстория не менее важна, чем сам исторический факт с участием императрицы.

Итак, почему Одесса уже второй век подряд дарит миру такое множество талантливых людей в самых разных сферах жизни? Похоже, существует вполне материальное объяснение уникальной ауры Южной Пальмиры. Я считаю, разгадка «одесского феномена» кроется в событиях и обстоятельствах, происходивших в мире в первой половине XIX века. Этот город был просто обречен на процветание. Здесь удобная для порта гавань, а вокруг прекрасный чернозем. Не забывайте, что в конце XVIII века ослабла Османская империя, а значит, и ее сателлиты — крымские татары. Это помогло армии Российской империи взять Хаджибей. В этой связи припоминается ироничная фраза славного адмирала Иосифа Дерибаса из письма-донесения Екатерине II: «...Турецкие офицеры Хаджибейской крепости заварили себе кофей, а мы его выпили…».

Одесский оперный театр фото

Чтобы поскорее заселить этот регион, императрица приняла очень мудрое решение: она пригласила в Одессу всех желающих принять участие в строительстве и становлении города на заманчивых условиях — кредит на 25 лет под 0% и продолженные налоговые каникулы, — но объявила специальный конкурс. Необходимо было доказать, что ты будешь полезен городу. То есть мастера и ремесленники должны были предъявить продукцию высокого качества для получения разрешения на переезд. Так в Одессу потянулись лучшие представители каждой профессии.

А в необозримых степях Одесской, Николаевской и Херсонской областей к тому времени активно развились огромные латифундии — поместья. Это тоже сыграло свою роль. Ведь в то время в Европе крайне слабо работало сельское хозяйство, был голод в Германии и в перенаселенной Франции. В Северной Америке и Канаде агросектор еще не развился в полной мере. Таким образом, практически повсюду возрос спрос на продукты питания и особенно на пшеницу. И текла эта «Ниагара золотого зерна» через Одесский порт в Малую Азию, Америку и Канаду, принося баснословные барыши помещикам и, конечно, — Одессе.

По всей Российской империи и Европе пошел слух, что в молодом черноморском городе с хорошим климатом можно прекрасно устроиться, показать себя, честно сделать карьеру и снискать почести. Так сюда стали съезжаться самые прогрессивные представители знати. Здесь царил дух свободы и неограниченных возможностей. Люди воплощали смелые решения и в торговле, и в искусстве. Город начал процветать. Каждые 5 лет население удваивалось как за счет рождаемости, так и за счет прибывающих мастеров, ремесленников, зодчих, дворян.

Одессе очень повезло с отцами-основателями: Иосиф де Рибас, Александр Ланжерон, Франц де Волан, князь Воронцов, династии Волконских, Орловых, Гагариных, Строгановых и многие другие известные дворянские фамилии. Эти люди искренне старались наилучшим образом обустроить Южную Пальмиру, наладить жизнь горожан. Они тратили личные средства на решение муниципальных вопросов. В 1803 году, приняв предложение императора Александра I, управление городом и краем взял на себя герцог Ришелье.

Памятник Дюк де Ришелье Одесса фото

В те времена многих дворян объединяли идеи братства, равенства, бескорыстного служения государству, просвещения народа, забота о его благоденствии. В «жемчужине у моря» у горожан водились деньги. Одесситы никогда не считали себя провинциалами. Здесь шутили: «Возможно, Одесса и не первый город империи, но и не второй». В Европу и Америку уходили суда, нагруженные зерном и иной сельскохозяйственной продукцией. А возвращались они с трюмами, заполненными предметами роскоши и камнем вулканического происхождения из окрестностей Везувия, которым мостили улицы. Все модные новинки сначала попадали в наш город, и только потом расходились по Российской империи. Итальянские оперные звезды в первую очередь спешили выступить перед избалованной аристократией Южной Пальмиры, и уже в зависимости от ее вердикта продолжали или не продолжали свое турне по двум столицам Российской империи. Кстати, отчасти это и стало причиной того, что было решено построить Оперный театр на 800 мест в 1810 году. Вот из такого теста и замешивалась одесская генетика, восприятие мира и человеческий потенциал. Как писал Александр Пушкин, который находился тут в ссылке: «Здесь все Европой дышит, веет…».

Михаил Воронцов Одесса картинка
Михаил Семенович Воронцов
Александр Ланжерон Одесса картина
Александр-Луи
Андро де Ланжерон
Дюк де Ришелье Одесса картинка
Арман Эммануэль дю Плесси дюк де Ришелье

В 1822 году Александр I запретил тайные общества в России. В Одессу потянулись экипажи с питерской и московской аристократией. Здесь был сконцентрирован колоссальный интеллектуальный потенциал. В Одессе, безусловно, подчинялись императорским приказам, но здесь всегда были особые условия для конспирации. Например, под особняками князей Гагариных, Волконских и под Воронцовским дворцом были входы в катакомбы. Известен случай, когда полицейские находились в засаде и наблюдали, как в имение господ Волконских зашло более 30 человек. Через некоторое время блюстители закона постучали в дом и потребовали предъявить им запрещенное собрание. Однако обыск ничего не дал. Гости словно растворились в воздухе. На пороге их встречали «оскорбленные» братья Волконские и перепуганные слуги.

Развивалась и сфера образования. В 1817 году открылся Ришельевский лицей. Это второе учебное заведение такого уровня после Царскосельского. Помимо местных воспитанников, здесь получали образование дети российских аристократов, провинциальных помещиков и именитых иностранцев. Например, одними из первых в лицей были записаны отпрыски князей Волконских, графа Разумовского, знаменитых фаворитов Екатерины II Орловых, графов Сен-При, Штакельберга и Рошфора, князя Четвертинского и других. Да и Пушкин, как изящно гласит мемориальная табличка, «бывал» в этом доме.

Это было блестящее время в жизни города. Шла закладка перспектив для будущих поколений. Например, во второй половине XIX века Григорий Маразли скупал участки земли в районе нынешнего парка Шевченко. Тогда это была окраина, за ней — только рыбацкие лачуги и огороды. Но он мыслил стратегически. Пришло время, и он совсем недорого стал продавать эту землю дворянам, но как собственник ставил условие — построить на этом месте здание, которое будет не просто красивым, а в чем-то даже выдающимся. И вы сами можете видеть, что все дома на улице Маразлиевской неповторимы.

Катакомбы Одесса фото Дворец графа Михаила Воронцова в Одессе Ришельевский лицей фото Первый Оперный театр в Одессе на 800 мест гравюра

А чуть позже здесь, у цветущего Александровского парка (ныне парк им. Тараса Шевченко), по воскресеньям проходили знаменитые «Битвы цветов». Приезжали господские экипажи, украшенные роскошными гирляндами из живых цветов. Побеждал тот, чья карета производила на зрителей самое яркое впечатление.

Отдельного внимания заслуживает озеленение нашего степного города. Все началось еще с городского сада на Дерибасовской (тогда она называлась «Садовой»), который таки сумел устроить в тогдашней «Одессе пыльной» (А.С. Пушкин) брат основателя города — Феликс Дерибас. А позже Ланжерон пригласил в город знаменитого мастера садово-паркового искусства Карла Десмета, который сотворил в Одессе феноменальный ботанический сад, и поныне благосуществующий на Французском бульваре. Да, это был долгосрочный и многоэтапный процесс. Но зато Одесса просто утопала в цветах. Кстати, любимым всеми платанам на улице Пушкинской всего 100 лет. Ведь город рос, развивался. Постепенно увеличивался транспортный поток на улицах. Их необходимо было расширять. Так что, как и многие другие, улицу Пушкинскую — тогда Итальянский бульвар — расширили, и деревья пришлось высаживать заново. Сохранились фотографии, где эти платаны совсем молодые, тоненькие. Город действительно был очень зеленым. Современный вид улиц не идет ни в какое сравнение. В документах рассказывается, что каждому дворнику периодически выдавали мешочек, доверху заполненный семенами цветов. При этом бригадир кричал им: «….И чтобы все использовали, прохвосты!». И клумбы на Пушкинской, Екатерининской, Ришельевской, Преображенской, Ланжероновской пышно цвели с мая по октябрь.

В Одессе есть что показать. Почти о каждом доме, построенном в XIX веке, можно рассказать увлекательную историю, и эти рассказы достоверны, одесситы действительно тогда так жили.

Я вижу наш город ироничным, способным удивлять. В любом случае, Одесса по-прежнему имеет отличный торговый и транспортный потенциал, здесь рождаются талантливые люди, она интересна и любима. Значит, все теперь зависит от нашего поколения.

Ассистент колумниста Folga': Лариса Коява
Фото: Одесский музей западного и восточного искусства, shutterstock, wikipedia, sergekot.com.