Абел Хачатрян — тренер

Наш гость — Абел Хачатрян, основатель «Abel Boxing Gym», тренер и наставник. Он точно знает, каким должен быть настоящий чемпион и что нужно, чтобы завоевать победу

Автор:
Андрияш Наталья

Абел ХАЧАТРЯН: «Мечтал стать тренером больше, чем олимпийским чемпионом»

Абел Хачатрян сегодня — успешный тренер, наставник профессионального боксера Арнольда Хегая, члена сборной Украины Цотне Рогавы, а также основатель одного из лучших залов Украины «Abel Boxing Gym». Свою первую украинскую команду малоизвестный тогда украинской публике армянин собрал в одесском спортивном клубе «Промсвязь» в 2013-м году. Среди «физкультурников», как сам Абел называет тех подопечных, была и автор этого интервью.

Boxing

Абел, сегодня вас знают как хорошего тренера, но мало кто знает как спортсмена. Расскажите, как вы познакомились с боксом и чем привлек этот вид спорта?

Изначально я выбрал кикбоксинг. Мои друзья, когда нам было по 11-12 лет, занимались этим видом спорта, и я тоже с ними пошел. Сначала относился несерьезно, потому и проиграл на первых соревнованиях. А на следующих состязаниях — чемпионате Армении по кикбоксингу — я стал серебряным призером. Однако несмотря на то, что мне понравились единоборства, я хотел поменять кикбоксинг на классический бокс. И мой дядя, когда мне было лет 13-14, отвел меня в ереванский зал «Динамо». С тех пор бокс стал частью моей жизни.

Мой дядя, когда мне было лет 13-14, отвел меня в ереванский зал «Динамо». С тех пор бокс стал частью моей жизни

Расскажите о своей спортивной карьере, какие самые значимые вершины вам удалось покорить?

Я недоволен своей боксерской карьерой, поэтому не люблю говорить о моих спортивных достижениях. Считаю, что их особо и не было: я не был ни великим, ни даже хорошим боксером. Обычный «середняк». Наверное, самое высокое достижение у меня было в 2002 году в Сочи на турнире класса А. Там я стал вторым.

тренер Абел Хачатрян

На каком этапе вы решили перейти из спортсменов в тренеры?

Еще когда я боксировал и состоял в сборной Армении, мне говорили, что я могу стать хорошим тренером. И я уже в то время больше мечтал тренировать чемпионов мира и олимпийских чемпионов, чем самому становиться чемпионом. Так что я, еще будучи спортсменом, точно знал, что займусь тренерской деятельностью.

Помните свою первую тренировку в качестве наставника?

Я очень хорошо помню первое занятие, за которое я полностью отвечал. Это было более 15 лет назад в Армении, когда тренер молодежной сборной попросил, чтобы я его заменил. Людей было много — человек 25-30. Мне тогда очень понравилось. С тех пор все и началось. Программы тренировок у меня никогда нет. Мне нравится импровизировать: я пришел в зал, увидел спортсменов и уже знаю, что надо делать. Я могу что-то поменять по ходу дела, добавить или сократить. А вот если я буду прописывать программу и только ей следовать — с моей точки зрения, это неправильно. Потому что ты должен чувствовать каждого спортсмена. Все люди разные, разные весовые категории, и тренер всегда должен быть готов что-то поменять. Когда программа одинаковая, спортсмены устают, и у них карьера заканчивается до 18 лет. Как мы очень часто это и наблюдаем.

Абел Хачатрян
Меня всегда мотивирует бокс, вдохновляют ежедневные достижения, я не могу заниматься развитием человека или группы без результата

Я помню вас, когда вы еще тренировали на Промсвязи немаленькую такую группу, при этом удерживали дисциплину, всем уделяли внимание и практически на каждой тренировке давали новые упражнения. Что вас как тренера мотивировало? Ведь там были далеко не те спортсмены, которые метят в сборную Украины.

Тренировки на Промсвязи я тоже очень хорошо помню. Меня попросил мой друг, тренер по тайскому боксу Павел Харченко, заниматься с его группой по классическому боксу. А я как раз только-только переехал в Украину, и мне безумно не хватало этого. К тому же я на тот момент нигде не тренировал, только лишь задумывался об этом. И тогда ко мне в основном приходили «физкультурники». Но меня всегда мотивирует бокс, вдохновляют ежедневные достижения, я не могу заниматься развитием человека или группы без результата. Если я захочу тренировать, — значит, я буду это делать, а если желание пропадет, то никакие деньги не заставят меня передумать.

работа в амрике декоративный елемент

Расскажите, как вы улетели работать в Америку?

Честно сказать, не думал изначально там оставаться. Мы с другом получили американские визы и должны были лететь в США. Я позвонил своим приятелям по сборной Армении, которые находились там, сообщил, что лечу в Штаты и могу, если будет необходимость, преподавать. В течение недели я там тренировал, и меня пригласили остаться в качестве волонтера и работать в «Glendale fighting club», клубе, где занималась Ронда Роузи (первая чемпионка UFC – прим.ред.). Еще мы часто ездили на спарринги в зал Фредди Роуча (один из лучших тренеров в истории бокса — прим.ред.) — «Wild card boxing». В итоге я работал три раза в неделю в двух клубах.

Абел Хачатрян в профиль

В чем отличие американской школы бокса от украинской?

Это два совершенно разных подхода к тренировочному процессу. В США уже с детского возраста готовят в профессиональный спорт, в нашей же стране для этого необходимо определенное время. Тем не менее в Украине очень высокий уровень бокса.

Вы любителей готовите, как профессионалов, или у вас «украинский» подход к тренировкам?

Я однозначно своих подопечных с детства готовлю на профессиональный бокс. И если им бывает тяжело, то я всегда их успокаиваю тем, что в будущем, при переходе из любителей, им будет гораздо проще адаптироваться к новому формату.

Для меня одно из главных правил — дать атлету возможность проявить индивидуальность и во время подготовки, и во время боя.

Вы для себя переняли какие-то «американские» навыки в работе со спортсменами?

Не скажу, что я там чему-то учился, но мне была по душе их манера ведения тренировок — такая же, как у меня. Нет этого: «Построились! Ни шагу влево, ни шагу вправо, обращение по имени-отчеству». Я понимаю, что должна быть дистанция, но нельзя, чтобы спортсмен всегда находился в режиме, нужно немного давать человеку свободу, в том числе, мышления, чтобы было пространство для импровизации. Для меня одно из главных правил — дать атлету возможность проявить индивидуальность и во время подготовки, и во время боя.

В Америке вы тренировали профессиональных боксеров. В чем особенность такой работы?

Не только в США. В Одессе я также сразу подготавливал к боям Арнольда Хегая — профессионального боксера. Только потом я начал заниматься с любителями. Отличие колоссальное: распорядок, режим тренировок, длительность поединков, да и вообще очень много нюансов.

Абел Хачатрян на международном турнире по боксу в Минске

Вернувшись в Украину, вы открыли зал в Одессе. Почему не остались в Америке?

Это больной для меня вопрос. Когда я в последний раз прилетел из США, у меня уже был подписан контракт о том, что я буду там работать. Но нужно было вернуться в Украину, чтобы поменять визу на рабочую. И по каким-то причинам мне ее не открыли. Поэтому пришлось остаться. А значит, нужно открывать свой клуб, чтобы тренировать, как я хочу, а не так, как положено в каком-то зале или в какой-то школе. А что касается Америки, то там другая жизнь, которая не пришлась мне по душе. Сейчас, если придется полететь в Штаты, то только на бой своего спортсмена или на подготовку к нему.

Я знаю, что представители Федерации бокса Украины назвали ваш зал одним из лучших

Да, представители Федерации в нашем клубе часто бывают. Они нас назвали не одним из лучших залов, а признали лучшей школой бокса Украины, и не только ФБУ, а и AIBA – Международная ассоциация бокса.

Абел Хачатрян в боксерских лапах
тренерство декоративный елемент

Сейчас вы активно работаете с Арнольдом Хегаем и Цотне Рогавой. Оба спортсмена в прошлом тайские боксеры, какие особенности «перевоспитания» на классический бокс?

С Цотне работаю больше двух лет, а с Арнольдом — с 2016 года. Да, оба из тайского бокса. Это абсолютно разные виды спорта — другие дистанции, время и техника. Конечно, сложности есть, но главное — желание и боксерская «чуйка».

Насколько мне известно, к вам на тренировки приходят и другие известные спортсмены?

У нас бывают многие боксеры, и не только. Например, боец UFC Роман Долидзе. Значит, правильно работаем, и людям есть чему у нас учиться, обмениваться опытом. Я думаю, они уходят довольные с наших тренировок. Мне очень приятно, что спортсмены такого высокого уровня приходят тренироваться в наш зал. Мы всех рады видеть. Но не в обиду им, мы не говорим о наших гостях. Это они должны гордиться, что занимаются в нашем клубе (смеется — прим.ред.). Для меня всегда на первом месте моя команда.

Арнольд Хегай побидель в матче
В зале нельзя бить ногами, потому что для меня бокс — это настоящее искусство

Несмотря на то, что вы в прошлом — кикбоксер, в вашем зале категорически запрещено бить мешки ногами. Почему?

Да, это правда. В зале нельзя бить ногами, потому что для меня бокс — это настоящее искусство. Классический вид спорта, который я очень люблю.

Какая ваша главная тренерская мечта?

Это самый лучший вопрос. Мои мечты как тренера — во-первых, чтобы Арнольд Хегай завоевал чемпионский пояс. Во-вторых, чтобы Цотне Рогава выиграл олимпийское «золото», а после стал чемпионом мира среди профессионалов. И все ребята, с которыми я занимаюсь, покорили бы эти вершины. Вот тогда я буду очень доволен, буду знать, что мы работаем не впустую и все правильно делаем.

Боксер перед боем

Можете вспомнить свои тотальные неудачи?

Для меня самое больное место — то, что я не мог получить визу, когда меня ждали в США мои спортсмены, я подводил их таким образом. И на последнем поединке Арнольда в Америке я также не был рядом, и он потерпел первое поражение.

Исходя из вашего опыта — есть ли универсальный совет, как вырастить чемпиона?

Конечно, нужно упорно тренироваться. Но так же важно, чтобы наставник с самого начала относился к своему спортсмену, как к чемпиону. Верил в него, прививал качества победителя. Чтобы атлет привыкал к этому. Я знаю, как это преподнести, и, надеюсь, практика покажет результаты.

Абел Хачатрян — профессиональный тренер

А как вам самому удалось преодолеть барьер и стать не просто тренером, а наставником профессионального спортсмена, члена сборной?

Конечно, каждый тренер хочет, чтобы у него был хороший боксер, высокие показатели. Не только «инстаграмисты», а реальные спортсмены. Но для этого нужно многим жертвовать. Тренер должен выйти из зоны комфорта. Вот ты работаешь в какой-то «дюшке» (ДЮСШ – прим.ред.) или где-то в фитнес-клубе, ты зарабатываешь каждый месяц какие-то деньги. А чтобы везде сопровождать боксера, ты должен быть в минусе очень долго. Хотя бы пока он не станет призером Европы, мира или олимпиады. А до этого — ты ничего не получаешь, у тебя только затраты. Поэтому нужно немножко быть фанатом спорта. Лично для меня деньги были, остаются и будут даже не на втором месте. Нам важно признание.

Обычных ребят с улицы можно и нужно мотивировать заниматься спортом?

Это очень сложный вопрос. Это проблема. У меня два сына — они могут не быть атлетами, но спортом заниматься они обязаны. Пусть они станут художниками или поэтами, но только благодаря физическим нагрузкам они будут здоровы. Я всех призываю к занятию физкультурой — здоров ты или нет. Вместо того, чтобы на каждом шагу открывать аптеки и рекламировать лекарства, лучше бы рекламировали здоровый образ жизни. С улицы придут в зал, если увидят, что для всех вокруг спорт — это норма жизни.

Как вы оцениваете спортивное воспитание?

Если говорить о значимости, то я бы поставил его сразу после родительского. Оно на протяжении всей жизни помогает нам быть дисциплинированными, следить за своим здоровьем, находиться в коллективе. Это только плюс.

Пожелание читателям сайта Folga’ от Абела Хачатряна?

Спасибо вам, Наталья, за интересную беседу, а всем читателям Folga’ желаю спорта, добра и здоровья. Пусть это звучит банально, но я искренне и всей душой этого желаю!

Фото: Folga', личный архив героя, freepik.com