Андрей Ахтырский в интервью для Folga’ фото

Творчество не всегда требует вдохновения. Потребность создания предметов искусства - обычное дело, по мнению одесского скульптора Андрея Ахтырского

Автор:
Липецкая Алена

Андрей АХТЫРСКИЙ: «Творчество — это упражнение для каждого художника»

Андрей Ахтырский — скульптор-новатор в урбанистическом стиле и преподаватель в Грековском училище. Не ищет вдохновения и не вкладывает в свои работы особенного смысла. Детали быта и промышленный мусор можно использовать для воспроизведения того, что прячется в нашем воображении. Некоторым это умение покажется необычным, но сам Андрей так не считает. В мастерской под номером один Андрей Ахтырский поил меня кофе, рассказывал о важности классического образования и показывал скульптуры, стоящие плотно друг к другу, немного задыхаясь в непросторной комнате рядом с основным помещением.

Своим студентам из групп СК11, СК31 и СК41 преподаватель советует чаще знакомиться с искусством различных культур современности и предшествующих времен. И мне стало интересно, как Андрей знакомит одесситов со своим творчеством.

Скульптор Андрей Ахтырский фото
Фото: Folga'

Что для тебя представляет собой визуальное искусство?

Для меня очень важны форма и композиция. Только так я вижу возможность передачи содержания. Если нет формальной основы, а только идея, о которой ты можешь прочитать отдельно, но не видишь в форме — это не классическая школа. Я же получил классическое образование, занимался много реализмом, а потом ушел немного в абстракцию.

Не может искусство существовать вне контекста, вне времени и пространства

Тебя поэтому еще называют скульптором-формалистом...

Да. Композиция должна быть обдуманной, в ней должна работать текстура: что-то шершавое, что-то гладкое, что-то острое. Не может быть, что я что-то «намазал», а только потом начинаю об этом рассказывать. Или насобирал мусора, подсветил его и написал, что это очень глубокая концепция о сирийских беженцах, которых не принимают в Германии или в Польше.

То есть смысл, который ты вкладываешь в свои скульптуры, ты никому не поясняешь?

Поясняю. Не может искусство существовать вне контекста, вне времени и пространства. Художник в любом случае через себя отражает реальность, в которой он живет — среда, срез времени. Эти особенности отслеживаются в его работах. У меня по крайней мере так.

Скульптура, Андрей Ахтырский фото
Фото: Folga'

Поэтому ты создаешь произведения из того, что можно найти на наших улицах?

Греки и римляне делали скульптуры из мрамора, египтяне — из базальта, гранита, песчаника. А у нас много ракушечника и всяких отходов, и сама Одесса, например, Молдаванка — это среда развалин на сегодняшний день.

Когда-то мой друг и художник Рома Громов на моей первой выставке сказал, что мы делаем «бедное искусство», потому что используем предметы, которые уже были когда-то в обиходе и вроде бы должны быть утилизированы. А мы даем им новую жизнь.

Я компоную такие предметы с другими материалами и говорю людям: «Смотрите, это может продолжить жить в искусстве!»

А к вопросам экологии и утилизации отходов это не имеет никакого отношения? Просто ты показываешь людям, что их окружает?

Я не стремлюсь отразить в искусстве какие-то социальные проблемы...

Для меня творчество — это как упражнение, которое должен выполнять художник. У меня есть просто потребность это делать
Урок скульптуры в Одесском художественном училище фото
Преподаватель Андрей Ахтырский с ученицами фото
Фото: Folga'

Ты даешь названия своим работам?

Да, но суть не в этом. Можно давать названия, можно даже многое написать о скульптуре, а можно просто разглядывать форму. Я не против даже такой оценки относительно моих работ как «нравится/не нравится».

На выставках у меня иногда спрашивают: «А какой смысл вы хотели передать этой работой? А правильно ли я понимаю название?» Я обычно отвечаю, что может быть — да.

У меня свой жизненный опыт, свое мироощущение. Другой человек может понять по-своему и смысл книги, которую прочитал и я, и он, и какой-то композиции визуального искусства тем более.

Для меня творчество — это как упражнение, которое должен выполнять художник. У меня есть просто потребность это делать. Это арт-терапия, в которой можно разглядеть много различных смыслов.

Скульптор Андрей Ахтырский за работой фото
Фото: Folga'

Ты используешь сварку, дерево, гипс и глину. От чего зависит выбор материала?

Это отходы, которые я нахожу либо на Староконном рынке, либо даже просто в строительном мусоре. Я набрасываю эскиз, а потом смотрю, что я насобирал. Все зависит от того, что есть под рукой, что хорошо друг с другом гармонирует, что хорошо крепится. Я люблю использовать текстурные, необработанные предметы, — в этом я нахожу эстетику.

Почему я, например, не делаю скульптуры из бронзы? Это и очень затратно, и не отражает мое видение скульптуры и реальности в целом.

Когда я смотрю на твои работы, то могу найти там очень много смыслов, как ты и сказал. Но давай все-таки попытаемся сопоставить твои скульптуры с лично твоим видением.

Я не хочу открывать людям глаза на какие-то тайны мироздания. Я к этому проще отношусь. Может, из-за этого меня нельзя называть громким словом «художник».

Кто-то тратит свое время, чтобы кататься на велосипеде. Если у этого человека спросить, какой в этом смысл, то он ответит, что ему это нравится. Тебе нравится писать статьи или книги. А мне нравится делать скульптуры.

Скульптор Андрей Ахтырский в мастерской фото
Фото: Folga'
Я стараюсь прививать им желание формировать собственный стиль, развиваясь и впитывая многогранность мира

Охарактеризуй, пожалуйста, настроение, в котором ты работаешь.

У меня всегда довольно ровное настроение. Как говорит моя супруга, меня даже трудно вывести из себя. А вообще, все считают, что мы живем в стрессе, наверное, и я тоже (смеется. — прим.ред.).

Хорошо. Давай представим твой обычный день: ты в училище ведешь пару, настроение ровное, и вдруг…

Ты имеешь в виду, что меня озаряет вдохновение? (смеется. — прим.ред.)

Не знаю. Расскажи, как это происходит у тебя. Эмоция меняется, когда ты вдруг решаешь начать делать новую скульптуру?

Я не вхожу в специальное состояние. Я должен это делать. Хотя есть работы, которые более агрессивны, другие выглядят более забавными. Значит, настроение тоже было разным.

А какую главную идею ты стараешься передавать своим ученикам в училище?

Я хочу, чтобы они развивались всесторонне: занимались не только скульптурой, но и живописью, и графикой, изучали технологии, много читали.

Важно — путешествовать, знакомиться с искусством различных стран и времен. Потому что художник скоро станет востребованной профессией.

У меня, конечно же, есть свои вкусовые предпочтения. И волей-неволей я показываю им работы других художников, которые нравятся мне. Это, наверное, также влияет на какие-то их композиции. При этом я стараюсь прививать им желание формировать собственный стиль, развиваясь и впитывая многогранность мира.

А сейчас профессия скульптора — востребована? Ты зарабатываешь на продажах своих скульптур?

Нет. Даже цели такой перед собой не ставлю. Раньше — да, я старался искать заказчиков, чтобы зарабатывать на этом. Сейчас я занимаюсь 3D-моделированием — эта деятельность приносит неплохую прибыль.

В Одессе, например, не так много скульпторов. Когда старый центр города начали реставрировать в двухтысячных, то можно было зарабатывать на лепнине. Сейчас этот процесс поутих. И это можно больше отнести к ремесленничеству, чем к искусству.

Мне нравится в конкурсах участвовать, но мои работы еще ни разу не занимали призовые места. Из последнего — я участвовал в конкурсе для Одесского аэропорта, но моя работа не прошла. Но даже само участие мне доставляет огромное удовольствие. У меня есть множество проектов, которые можно реализовывать.

Девушка в мастерской скульптора фото
Фото: Folga'

А почему ты выбрал именно скульптуру для проявления себя в творчестве?

Когда ты видишь, как уже взрослый человек пытается научиться чему-то новому, и сколько талантов у него раскрывается — это действительно восторг

Я с детства лепил из пластилина. Наверное, из-за этого я пошел в скульптуру. Но пока я не начал учиться в Грековке, не увидел, что это — огромный пласт возможностей, у меня было довольно узкое представление о скульпторах и художниках. Я мало знал об этой профессии.

И я никогда не думал, что стану преподавателем, а сейчас мне это очень нравится. Как преподаватель я еще готовлю методические материалы, пишу разработки. Какое-то время меня напрягало это занятие, но потом я увлекся. Ты пишешь о том, как научить человека рисовать, как научить его видеть композицию, — ты для себя открываешь какие-то новые моменты и одновременно передаешь опыт и знания другим.

Мне интересно наблюдать за тем, как мои ученики развиваются, как меняется их мышление, и они продолжают, не бросают то, чем им нравится заниматься. Приходят к нам еще взрослые люди, которые по роду своей деятельности не связаны с искусством — мастера тату, дизайнеры, которые делают сайты или компьютерные игры разрабатывают. Они по идее тоже должны иметь художественное образование, но многие не имеют. Когда я вижу, как уже взрослый человек пытается научиться чему-то новому, и сколько талантов у него раскрывается — это действительно восторг.

Почему они приходят за таким обучением?

Говорят, что им не хватает знаний. Ребята в своей нише уже успели себя зарекомендовать, у них по двенадцать лет опыта. Я ставлю им кубик и прошу его нарисовать — простое вроде задание, а у них не получается. И они сами шокированы, что они не могут рисовать с натуры.

Классическая школа дает возможность подняться намного выше. Понимание основы открывает для тебя новые визуальные грани. Это все не зря придумали сто лет назад: сначала рисуешь кубик--потом начинаешь понимать, как нарисовать женщину или мужчину. И даже креативное мышление в рекламе — это тоже композиция: паузы, объемы, цвета. То есть картинка. И это важно.

Фото: Folga’