Пианист Андрей Показ интервью фольга

Пианист и композитор Андрей Показ рассуждает о том, насколько важно выигрывать в творческих конкурсах, оправдано ли звание «лучшего музыканта» и какую нишу занимает «Pokaz Trio»

Автор:
Липецкая Алена

Андрей ПОКАЗ: «Я не вижу ничего общего между скоростью игры на инструменте и творчеством»

Мыслить образами — такая способность многим кажется непонятной, не говоря уже о том, чтобы передавать визуальные символы и аналогии посредством музыки. Композитор Андрей Показ и ребята из его коллектива «Pokaz Trio» умеют делать не только это, но и осознанно воздействуют через слух на эмоциональное состояние слушателя. Так что будьте осторожны: после их концертов у вас могут меняться воззрения. В лучшую сторону, конечно.

Наполнить искусство разнообразными формами и затронуть тем самым тончайшие грани душ слушателей — цель звучания одесских виртуозов, которых Андрей выбирал не только по профессиональным навыкам игры на музыкальных инструментах, но и по общим взглядам в творчестве.

Группа Pokaz Trio в интервью Folga’

Андрей, после того как ты окончил консерваторию, ты стал преподавателем и побеждал во многих украинских и зарубежных конкурсах как сольный исполнитель. Почему ты не стал продвигать себя лично, а решил создать ансамбль «Pokaz Trio»?

Сольно я продолжаю выступать с различными программами, классическими и джазовыми. Конкурсные выступления мне не приносят особого удовольствия. Потому что соревнования и победы в музыке у меня не очень вяжутся с творчеством: если бы я занимался бегом, то я бы знал, что мне нужно прибежать первым; а если ты занимаешься творчеством, то непонятны цели: что значит — выиграть конкурс для музыканта? Значит ли это, что ты провел больше времени за инструментом? Или это значит, что эмоция, которую ты вложил в свою игру, совпала с настроением жюри?

клавиши инструмент пианиста Андрея Показа

По моему мнению, человек, который стал лауреатом конкурса, не обязательно играет лучше, чем музыкант, который в нем не участвовал и не побеждал. Это все субъективно. Допустим, есть пианисты, которые позиционируют себя как самые быстрые исполнители. Для меня это непонятно. Скорость игры для меня не имеет ничего общего с творчеством и искусством. Суть не в том, чтобы ставить рекорды по скорости… Творчество должно передавать эмоции исполнителя, и эти эмоции должны находить отклик в душе у слушателей. А сколько ты нот в минуту играешь — это абсолютно неважно. Когда я учился в консерватории, а затем в аспирантуре, то начал понимать, что мое обучение дает мне возможность делать что-то новое: я пропускал через себя созданную ранее музыку, и у меня появлялись свои идеи. Я нашел единомышленников, с которыми мы решили воплотить все это в жизнь. И три года назад мы записали с ребятами первое видео, потом мы выступили на Одесском джазовом фестивале. С этого начался наш общий путь.

Ты говоришь, что в конкурсе можно победить, если игра музыканта совпала с настроением жюри. Но ведь слушатели — это тоже своего рода жюри... Удовлетворить их желания — может быть целью творчества?

Что-то в этом есть. Но слушатели не расставляют понравившихся музыкантов по местам на пьедестале, они либо находят для себя что-то интересное в музыке, либо — нет. И здесь все зависит от того, что ты вкладываешь в то, что делаешь — сколько в твоей музыке искренности и профессионализма тоже. Пианист, конечно же, должен свободно владеть инструментом, чтобы иметь возможность это передать. Об этом просто нет смысла говорить. Но можно быть хорошим музыкантом и при этом не задумываться, что и для чего ты делаешь, как это воспринимают другие.

Мне очень нравится то, что вы играете: ваша музыка похожа на джаз, но есть в ней что-то еще… К какому стилю вы себя относите?

У нас своя стилистика. Даже иконы джазовой музыки в начале двадцатого века говорили о том, что их музыка не относится к стилю джаз. Во всем мире существует мнение, что «идем послушать джаз» — это значит непринужденное времяпровождение в легкой атмосфере. Но есть исполнители, например, Джон Колтрейн, которые начали вкладывать в свою музыку новый смысл, и появился джаз, вызывающий серьезные, многогранные эмоции. Такие музыканты перестали ассоциировать себя с джазом из-за легкомысленного к нему отношения. Поэтому и мы придерживаемся такой точки зрения. Тем более, что мы не черпаем свое вдохновение в американском джазе.

Существует звукозаписывающее сообщество под названием «ECM» (Edition of Contemporary Music), которое объединяет музыкантов очень различных направлений: от академической музыки (например, Валентин Сильвестров, украинский композитор, там записывался) до этно-исполнителей и тех, кого мы привыкли считать джазовыми. То есть это не «Deutsche Grammophon» — лейбл, который занимается исключительно классической музыкой, и не «Blue Note Records», который записывает джазовую музыку. «ECM» — это лейбл, занимающийся просто музыкой, которая, в их понимании, создана, чтобы передавать образы. Мы в своей музыке стараемся делать то же самое. Один мой знакомый когда-то сказал, что в музыке всегда должна присутствовать медитация. Отчасти я с ним согласен.

Когда-то наш стиль нарекли «futuristic jazz». Но наша стилистика — она на стыке многих направлений: от джаза в ней есть импровизационность, от классики — формы (гармонические построения); также в ней встречаются этнические ритмы. Поэтому связать это все в один стиль очень трудно. Когда мы создаем музыку — мы не стесняемся, и не стараемся попасть в какой-то стиль, поэтому наше творчество очень разнообразно. Мы можем создать мелодию в жанре драм-н-бэйс, а затем — в стиле необарокко, и при этом не будем переживать по поводу того, что они совершенно разные.

Игра Андрея Показа в фотосете в отеле М1

В 2019 году вы выпустили свой дебютный музыкальный альбом. В нем также будут пересекаться различные стили?

Наш музыкальный альбом «Kintsugi» передает очень разные настроения: в нем мы решили расширить понятия о японском искусстве, углубиться в философию, и при этом в нем присутствуют такие композиции, как, например, «Славянский танец» — то есть мы переносимся с другого края Земли обратно к нам.

На юге Украины получился своеобразный сплав культур: молдавской, турецкой, украинской, русской, потому и «Славянский танец» — не совсем славянский (смеется — прим. ред.). Вообще в районе Бессарабии очень трудно извлечь чистый фольклор, потому что мы имеем мультинациональную историю. Музыка данной композиции наполнена историей развития нашего региона, начиная с древних веков и далее через все события, происходившие здесь в последующие времена. Но те, кто нас слушают, почувствуют в этом что-то свое: мы на диске не пишем, что имелось в виду, и не предваряем исполнение пояснительными лекциями. У каждого человека есть свой «фильтр души», и каждый пропускает все через себя. Иногда мы слышим от людей очень странные, на наш взгляд, отклики, но это тоже очень круто: мы хотели передать одно, а вышло совсем другое.

В коллективе «Pokaz Trio» ты считаешься композитором. Значит ли это, что парни из бэнда не участвуют в создании вашей музыки, а являются только исполнителями?

Да, я автор многих идей и основного нашего музыкального материала. Но наша работа происходит так: я приношу в студию набросок, и мы начинаем вместе его раскрашивать.

Например, родился у меня какой-то басовый риф, и я говорю: «Пацаны, давайте его проработаем. Может, как элемент в композицию он пойдет». И бывает, мы начинаем играть, и у нас получается новая готовая мелодия. Да, по факту я придумал начало для композиции, но в одиночку не довожу композицию до конца. Поэтому я не тот композитор, который раздал ноты музыкантам, и все играют. Я являюсь катализатором в нашем творчестве.

Мы — три человека с очень разным взглядами, и это тоже приносит свои плоды: вносит в нашу музыку многогранность восприятия.

А когда ты начал сам сочинять музыку и записывать ее посредством нот?

Трудно сказать, когда я начал записывать. Импровизировать я начал, еще учась в школе, потом я посещал различные джем-сейшены. Ко мне, кстати, другие джазовые музыканты на таких мероприятиях относились очень скептически, потому что у меня ни разу в жизни не было джазового урока, я этому не учился. Я немного переживал, что у меня нет базы, теоретической и практической, в этом стиле, но я все равно продолжал импровизировать как джазовый пианист. Наверное, все-таки я начал писать музыку, когда организовалось наше трио.

нотная тетрадь для игры на пианино

Слышала, что тебя считают лучшим молодым пианистом в Украине. Как ты относишься к такому титулу?

Это лестно, но это абсурд. Невозможно выделить самого лучшего пианиста вообще, как я уже говорил, — я не спортсмен, а музыкант. Да, наверное, я хороший пианист. Не более.

Мне интересно узнать, как происходит рождение мелодии. Бывает ли такое, что появляется ритм в твоей голове и нужно срочно бежать к фортепьяно?

Да, бывает. Бывает, что я не успеваю добежать (смеется — прим. ред.). А бывает, что у меня появляется эмоция, — ее сложно забыть. Когда я сажусь за инструмент, то пытаюсь передать эти чувства музыкой. И в жизни у меня есть различные потрясения, как у всех, но они не всегда ложатся в основу произведения. Иногда новые грани во мне открывают незначительные эмоции. Кажется, что я столько всего передал в музыке, что ничего лучше уже не будет, и тут вдруг новые события в жизни или их отсутствие дают толчок для создания чего-то нового. Я могу долго сидеть и кропотливо работать над какой-то идеей, но совсем не обязательно это услышат другие. А иногда бывает, что я достаточно легко и быстро создаю что-то значимое и прекрасное.

Также мы любим «поджемовать»: каждый из участников вносит свою долю в музыкальную палитру, и из этого тоже может получиться мелодия, которую мы потом презентуем на наших концертах.

В общем, есть много разных путей, и я не люблю искать в этом системность — это вещи несоприкасающиеся: творчество и прагматизм. У меня часто спрашивают, что я делаю, чтобы пришло вдохновение. Ничего не делаю, допинги мне не нужны. Мне подходит творить естественно и спонтанно.

Ты хочешь изменить в себе какие-то качества, что могло бы благоприятно повлиять на развитие твоего творчества?

Я считаю себя не очень позитивным человеком. Я понимаю окружающих людей, которым бывает сложно со мной взаимодействовать. Но если я попытаюсь поменять что-то в себе, то я не знаю, как это отразится на творчестве.

Андрей Показ играет на инструменте

Может, тогда лучше не рисковать?

Вот именно. Мне не хватает гибкости и толерантности. Но с другой стороны, это моя позиция. Тем более, что в творчестве я хочу максимально проявлять себя таким, какой я есть. Но развиваюсь я все время: работаю в консерватории преподавателем, чтобы соприкасаться с серьезными классическими произведениями, это моя «зарядка для хвоста»; мы проводим бесконечные репетиции, ищем новые образы.

Каких исполнителей ты слушаешь, чтобы наполнять свою внутреннюю палитру эмоций?

В первую очередь, это «Esbjorn Svensson Trio». Когда мне после концерта говорят, что наша музыка напоминает их, то это лучший комплимент. Джона Колтрейна я люблю, и хотя его стилистика уже считается архаичной, я всегда нахожу у него интересную музыкальную информацию для себя.

Но я не сижу и не мониторю новинки. Информация сама поступает. Также мне нравится музыка московского джазового коллектива «LRK Trio», которые выпустили свой альбом «Urban Dreamer» на том же норвежском независимом лейбле «Losen Records», на котором издаемся мы. Это очень приятно. Есть несколько музыкальных альбомов, которые я могу слушать годами. Но мне все же хочется равняться в первую очередь на «Esbjorn Svensson Trio», потому что столько информации в каждой ноте я еще не встречал нигде, там есть над чем задуматься.

Я не только послушала, но и посмотрела отрывки ваших концертов, и назвать лично твое исполнение композиций на фортепиано просто виртуозным — это не сказать ничего… Когда ты играешь, какие ощущения ты при этом испытываешь?

Счастье. И чувствую, как будто я рисую картину с акцентами и фоновыми частями, которая потом создает общее впечатление.

В этот момент у тебя есть возможность задумываться о том, что чувствуют слушатели?

Я продумываю драматургические приемы даже в импровизациях. Когда я играю на сцене, то пропускаю музыку через себя. И часто одна и та же композиция получается по-разному. Поэтому главное, что мы стараемся передавать слушателям, — это искренность. Нужно, конечно, в любой момент давать оценку тому, что ты делаешь, как по Станиславскому, но при этом нельзя стесняться и тех внутренних порывов, которые есть в тебе во время игры.

И это работает. Как показывает практика, даже новая публика, которая не была знакома с нашим творчеством до посещения концерта, уходит под впечатлением и с вопросом: «А что, так можно было?».

Пальцы пианиста касаются клавиш пианино

Какими достижениями в творчестве ты особенно гордишься?

Это успешная запись альбома. Потому что это было действительно непросто: у нас не было спонсоров и достаточного опыта для реализации данного процесса. Но это получилось, и результат того стоит. Понятно, что это просто портфолио, зарабатывать на нашей музыке сложно. Мы — некоммерческий проект, и я не хочу менять музыку и посыл ради того, чтобы получать большие комиссионные от творчества.

Я могу участвовать в других проектах с этой целью, но именно «Pokaz Trio» — это отдельно стоящая нишевая продукция.

Фото: из личного архива героя, Shutterstock, Unsplash