Авраам Вольф

Тора регламентирует все сферы жизни человека. Причем именно в современном мире все ее правила актуальны как никогда

Коява Лариса
Автор:
Коява Лариса

Главный раввин Одессы и юга Украины Авраам ВОЛЬФ: «Правила жизни, которым тысячи лет, все так же актуальны»

Мудрость, которой дышит каждый камень Земли обетованной, уроки 40-летнего странствия по пустыне Моисея и его народа и тысячелетние традиции, у каждой из которых есть логическое объяснение, — все это дошло до наших дней практически без изменений. Иудаизм и еврейская культура неразрывно связаны. А Тора несет в себе рекомендации для всех сфер жизни человека и его взаимоотношений с духовным и физическим миром. Ничто не помешало сохранению самобытности уникального этноса.

Теперь, даже если вы не живете в Израиле, но хотите следовать еврейским традициям, — без труда можете это делать. Заботу о регулярном информировании и помощь в том, чтобы правильно исполнять все 613 заповедей, взяли на себя раввины, которые есть во всех странах мира и в большинстве городов. Эти люди открыты и доступны для каждого еврея. Активно участвуют в социальной жизни государств и не устают заботиться о благополучии будущих поколений. Ведь так велит Тора. Сегодня в гостях у Folga’ — главный раввин Одессы и юга Украины Авраам Вольф и ребецн Хая Вольф. Как и положено в еврейской семье, у каждого из них своя уникальная роль.

главный раввин Одессы и юга Украины

Скажите, когда вы приехали в Одессу, какой была основная задача, и что было самое сложное?

Авраам Вольф: Мы приехали в Одессу в 1992 году как посланники Любавичского ребе. Наша основная задача была сформулирована так: способствовать возрождению еврейской жизни в Одессе и Украине, помогать евреям всей страны вести нормальную с точки зрения еврейских законов и традиций жизнь.

Хая Вольф: Мы с раввином оба израильтяне. Я в Украине уже почти 30 лет. Сначала мы приехали в Херсон и жили там 5 лет. А потом, когда в Одессе понадобился раввин с опытом и знанием языка, переехали сюда. До моего мужа здесь трудился Шая Гиссер, который начал работать еще в советские времена и очень хорошо справлялся. Но в какой-то момент решил переехать в Израиль.

Для меня, конечно, самое сложное было настроить быт.

Мы приехали, когда еще в ходу были купоны, а учителям зарплату выдавали продуктовыми талонами

Еще были перебои с овощами и фруктами в осенне-зимний период. Но мы были молодые, и нас это не беспокоило. Мы могли есть картошку, морковку, капусту и рыбу. Кошерного мяса и молочных продуктов тогда в Украине не было. А из Израиля было очень дорого заказывать. Еще одно воспоминание того времени — нельзя было в любое время позвонить родителям за границу. Необходимо было заранее заказывать звонки.

лидер общины Хабад Одесса

И, конечно, было мало религиозной литературы: была Тора и Сидур, но не было ни Талмуда, ни мидрашей, ни учебников для изучении иврита, истории еврейского народа, традиций. Притом, что мы плохо знали язык, нам приходилось самостоятельно делать переводы, создавать программы и учебные пособия, для того чтобы община могла нормально функционировать. Сначала мы переписывали переведенные тексты от руки, потом делали ксерокопии. Когда появились компьютеры, мы стали делать распечатки. Ну а со временем уже стали доступны и настоящие книги на двух языках и в любых количествах.

Каким был Хабад Одесса на момент вашего приезда и как он изменился на сегодняшний день?

Авраам Вольф: Когда мы приехали, здесь уже существовала община. Было недавно отремонтированное здание синагоги, газета, миква детский сад, кладбище. По сравнению с тем, что было при Советском Союзе, — немало, но явно недостаточно… За прошедшие почти 30 лет появились школа, пришкольные пансионы и детские дома для мальчиков и девочек, где живут и учатся дети со всей Украины, Еврейский университет, дом престарелых «Бейт Авот», благотворительные фонды и организации, помогающие людям в сложных ситуациях, группы по изучению еврейских традиций для всех возрастов, детские, подростковые, молодежные и женские клубы.

Хая Вольф: Сразу после приезда мы стали думать, что сделать в первую очередь. Решили, что хотим начать со вклада в будущие поколения. Стали расширять садик, открыли школу. То есть мы провели в Херсоне последний звонок, приехали в Одессу — и у нас было 3 летних месяца, чтобы найти здание, сделать ремонт, укомплектовать коллектив, принять детей. Тогда мы запустили очень масштабную рекламную кампанию, и все узнали, что Хабад открывает школу, — мы набрали 63 ребенка. Это были 1–2 классы. Потом мы организовали 3-й класс, после чего каждый год запускали по 1–2 класса.

ребецн
То есть в Одессе всегда было много евреев, но не все понимали, что такое по-настоящему жить еврейской жизнью

Для этого нужно немного изучить историю и традиции. Многие родители сказали, что ничего об этом не знают, поэтому хотят, чтобы дети восполнили этот пробел. Сегодня доступна вся информация, и при желании они могут соблюдать в своих семьях еврейские законы.

В Херсоне, а затем и в Одессе нас приняли очень доброжелательно. Все хотели учиться, шли на контакт. И это притом, что я вообще не знала языка. Муж уже немного говорил, хотя еще и допускал ошибки. Но все относились с пониманием и очень уважительно. Например, мы приехали в Херсон в июне, а 1 сентября я уже зашла в класс, чтобы проводить урок иврита. Я думала, что будет очень сложно, что дети будут смеяться, говорить, что ничего не понимают. А меня приняли очень достойно. Я им так и сказала: «Я буду вас учить ивриту, а вы мне говорите, как это правильно перевести». Нам в помощь были картинки, фотографии, газетные иллюстрации, рисунки.

В чем смысл вашей каждодневной работы?

Авраам Вольф: Расскажу вам одну историю. Однажды к Любавичскому ребе на прием пришел один израильский политик: задавал вопросы о смысле жизни, о том, как поступать в тех или иных ситуациях, — в общем, о том, что обычно спрашивают на подобной встрече. Ребе ему рассказал, что душа человека подобна свече, чье пламя тянется вверх, ко Всевышнему. Такова природа человека. И если ему кажется, что он не стремится к Б-гу, то просто его свеча еще не зажжена. Прощаясь, политик спросил: «Как вы думаете, вам удалось в нашей беседе зажечь мою свечу?» Ребе улыбнулся и сказал: «Я дал вам спички. Зажечь свою свечу — это ваше дело».

Таков смысл работы раввина юга Украины — давать каждому человеку спички для свечи его Б-жественной души
супруги Вольф

Хая Вольф: Как ребецн я занимаюсь всеми женскими вопросами, в том числе и темой воспитания: детский сад, школа, университет и другие, более глобальные аспекты. Например, какие книги будем читать, какая будет во всех учреждениях школьная программа, кто будет преподавать. Если у кого-то есть вопросы по теме взаимоотношений в семье, то обращаются к нам с раввином, и мы вместе помогаем. Потому что на одну и ту же проблему у мужчины и женщины совершенно разные взгляды. У нас есть профессиональные психологи, которые тоже участвуют в этом процессе. Это важно, потому что они дают рекомендации и с точки зрения науки, и с учетом мнения Торы.

Кроме того, я преподаю женщинам Тору. Лично занимаюсь подготовкой каждой невесты к свадьбе и к семейной жизни. Я рассказываю, что такое еврейский дом, об основных принципах семейных отношений

И здесь нет второстепенных вопросов. Фундаментом считается хупа. Все эти обычаи имеют глубинный смысл. Именно это мы учим. Самое главное — это понимать, что именно происходит с духовной стороной процесса. Как сделать, чтобы это было навсегда и только с одним партнером, нужно знать с самого начала. Причем от женщины это зависит даже больше, чем от мужчины! Атмосферу в доме создает она. Если она нервничает — весь дом нервничает. Если мама хочет воспитывать ребенка в соответствии с еврейскими традициями, то уговорит мужа записать его в сад Хабад. Потому что именно мама играет основную роль в бытовых вопросах. От того, что ребенок видит каждый день, и зависит его мировоззрение. Кроме того, у нас есть «Бэби-клуб», в который вступают молодые мамы. Сюда приходят специалисты — например педиатры, психологи — и дают полезные в материнстве уроки, женщины обмениваются опытом между собой. После родов, особенно если это первый раз, такое общение крайне важно.

И, конечно, после окончания нашего университета мы помогаем с трудоустройством. Даже учитывая, что по закону воспитанники нашего детского дома уходят из-под нашей опеки в 18 лет, у них есть выбор — оставаться в Одессе или уехать в другую страну. Мы всех предупреждаем, что будем рады помочь, но за границей у нас уже не будет таких возможностей, как в Одессе. Не все идут по религиозному пути: ведь мы даем всестороннее образование. Важно показать, как может быть, чтобы воспитанник потом сделал осознанный выбор.

Какие, по вашему мнению, законы жизни, которые дошли до нас из глубокого прошлого, не утратили актуальности и в наши дни?

Авраам Вольф: На самом деле все законы жизни, дошедшие до нас с давних времен, не утратили своей актуальности, потому что люди-то остались такими же — столько же рук, столько же ног, та же голова и душа, те же желания. «Квартирный вопрос», как отметил один писатель, их, конечно, немного испортил, но не настолько, чтобы понятия «доброта» и «человечность» перестали волновать. Более того, даже законы, которые кажутся уже неприменимыми, например о рабах или многоженстве, тоже вполне актуальны. Потому что на самом деле, если отбросить конкретику раб/жена, то правила поведения и отношений между людьми разного социального статуса сейчас важны, как и прежде!

Какова же основная роль общины Хабад Одесса, в решении каких задач она принимает участие?

Хая Вольф: В соответствии с учением иудаизма, у каждой души есть определенная миссия в этом мире. Для того чтобы мы ее выполнили, чтобы реализовали весь свой потенциал, мы должны следовать законам Торы. Иногда в ней не все доступно для нас написано, поэтому в таких случаях мы обращаемся к эксперту. Раввин и является таким специалистом. У каждого еврея должен быть тот, к кому он может пойти, когда у него есть любой вопрос относительно галахи, кошерного питания, семейных, личных отношений, воспитания детей, медицинской и бизнес-этики. Иногда раввин помогает сам, иногда отправляет к профильному специалисту — смотря какой случай.

Еврей не может потеряться или заблудиться в информации, у него есть кому ее разъяснить в применении к современной жизни. Например, новый год начинается в сентябре — и потом все последующие праздники. Мы говорим так: чтобы автомобиль доехал до пункта назначения, ему иногда нужны остановки, чтобы заправиться, отдохнуть. Проводим аналогию с праздниками, когда человек получает духовную зарядку. Рождение детей, обрезание, первая стрижка, бар-мицва в 13 лет у мальчиков и в 12 — бат-мицва у девочек, потом хупа, рождение детей уже у молодоженов и т. д. И мы даем все условия, чтобы отмечать эти значимые для каждого человека события правильно, в соответствии с традициями и предписаниями. Каждый человек в Одессе может жить еврейской жизнью, если захочет, — с помощью общины и раввина.

семья Вольф

Расскажите, как удалось построить работу детского дома «Мишпаха» и как пришли к тому, что в нем работают люди, помогающие сформировать у детей правильные шаблоны поведения в семье?

Авраам Вольф: Его работу удалось построить благодаря помощи свыше и добрым неравнодушным людям со всего мира. Когда нам понадобилось срочно открыть детский дом, то несмотря на всю бюрократию и препятствия удалось это сделать всего за пару недель, что само по себе чудо! Тогда к нам пришла бабушка и привела двух внуков. Она была убита горем, потому что накануне грабители убили ее дочь, пытаясь забрать у нее обручальное кольцо. Пожилая женщина сказала, что не может дать детям все необходимое. Поэтому мы экстренно стали выяснять требования законодательства, организовывать детское учреждение и искать, кому еще нужна была подобная помощь с нашей стороны. Оказалось, что таких малышей на тот момент было 7. Мы обеспечили им необходимые условия и окружили заботой.

А еще большее чудо то, сколько людей помогают «Мишпахе» и ее воспитанникам

Причем кто чем может — игрушками, учебниками, одеждой, продуктами, медицинским обслуживанием, оплатой наших расходов, личным участием — приезжают и возятся с детьми. Да, это настоящее чудо. Эта помощь приходит от обычных людей, но их желание проявить участие обусловлено вмешательством Небес.

К нам попадают дети из разных семей, в том числе и из социально слабых и проблемных. Многим требуется начальный даже медицинский уход, дополнительные занятия, чтобы они догнали в учебе сверстников. Мы стараемся дать им все необходимое и подготовить их ко взрослой самостоятельной жизни. Любой, у кого есть дети, понимает, как это тяжело и каких требует затрат. Но когда мы с супругой уезжали в Украину в качестве посланников Ребе, то получили от него благословение на удачу в нашей работе, и я уверен, что именно этим и объясняется то, что нам удается со всеми этими проблемами справляться.

раввин Вольф

Хая Вольф: Во-первых, у нас в детском доме дети живут с семьей. Это еврейская семья: муж-преподаватель и его супруга. Это значит, что днем все занимаются своими делами — работой, учебой, завтракают и обедают, а ужинают всегда все вместе. Выходные и праздничные дни тоже проводят вместе. Конечно, и дни рождения тоже.

Семья не только для того, чтобы дети впитывали правильные шаблоны поведения

Ее роль гораздо шире — она должна дать почувствовать детям, что у них есть папа и мама, помочь обрести ощущение безопасности, того, что они не одиноки, нужны, к их судьбе неравнодушны. Взрослые не должны появляться в жизни детей согласно графику работы. Тут есть одна мама: ребенок заболел — она с ним ходит к врачу, она одна следит за протеканием процесса выздоровления, за отдыхом.

Эта методика очень распространена в Израиле. Там практически нет больших детских домов. И мы поняли, что именно так будет правильно для детей. Потому что там, где есть массовость, ребенок становится номером, а не личностью. А мы хотим, чтобы это были Миша, Дима, Катя, и чтобы каждый из них получал в индивидуальном порядке необходимые ему дополнительные уроки, курсы, секции… Ведь каждый из них — индивидуальность, и каждый со своим талантом в какой-то области. Так же и в покупке одежды: у каждого свои потребности, и мы их учитываем.

Бывает так, что в детский дом попадают дети сразу после роддома. Это еврейские семьи, в которых что-то произошло, и нужно наше участие. Иногда об этом сообщают друзья или соседи, и мы сразу подключаемся к процессу. Мы содержим наш детский дом с помощью спонсоров, это негосударственные деньги. У нас сейчас 83 ребенка. Мальчики и девочки живут в разных зданиях с рождения и до совершеннолетия. Но в 18 лет мы никого не выгоняем на улицу. Помогаем и после того, как перестаем быть их опекунами.

Х. Вольф

Какое распределение обязанностей предполагается между раввином и ребецн? Можно ли сказать, что ребецн не просто жена, но несет определенную социальную функцию?

Авраам Вольф: Распределение обязанностей между раввином и ребецн такое, как и в любой еврейской семье. Наша традиция говорит, что мужчина — глава семьи, то есть голова, а женщина — шея. Голова вроде бы главная, но на самом деле — куда голове повернуть, решает шея. Например, я не принимаю важных решений, не посоветовавшись со своей супругой, а многие сферы вообще передоверил ей. У женщин, как известно, лучше развита интуиция. К тому же еврейская традиция говорит, что женщина находится на более высоком духовном уровне. Современные женщины хорошо образованны и умны. В общем, я полностью доверяю мнению жены.

Что касается социальной функции, то да, конечно, ребецн — это не просто жена раввина, а вполне самостоятельная боевая единица. Без нее, без ее поддержки ни у меня, ни у нашей общины не получилось бы всего задуманного.

Когда-то один из известных раввинов, рав Шмуэль Вознер, спросил Ребе: «В чем в точности заключается работа раввина и лидера?» И Ребе ответил: «Укоренить в людях идею, что есть Некто, управляющий этим миром». Мы с ребецн именно этим и занимаемся

Хая Вольф: Мы вместе создаем эту семью. Возможно, я больше времени посвящаю семейным и бытовым вопросам. Но муж тоже помогает. Реальность такова, что мама проводит больше времени с детьми в раннем возрасте, она рожает, она кормит, помогает делать первые шаги. Зато потом именно папа отвечает за учебу. В Торе написано, что папа учит ребенка читать. Но воспитывать малыша с самого начала должна мама.

Авраам и Хая Вольф

Что бы вы посоветовали тому, кто знает, что он еврей, но не знает, с чего начать и как возродить в своей семье еврейские традиции?

Хая Вольф: Мы предлагаем приходить в синагогу в пятницу вечером и в субботу днем. В это время она открыта для всех. Кроме этого у нас по вечерам в четверг годами проходят общие уроки для мужчин и женщин по Торе. Все могут прийти и почувствовать, послушать в первый раз. У нас есть сайт с полезной информацией: уроки по Торе, Каббале, галахе. Человек, который хочет знать, может найти там очень многое. И добро пожаловать всем!

раввин и его ежедневная работа А. Вольф и Х. Вольф с сыном выступление раввина А. Вольфа работа общины Хабад Одесса

Как складываются отношения с другими конфессиями?

Хая Вольф: Очень хорошо! Мы со всеми дружим, уважаем всех. К нам часто приходят гости, исповедующие другие религии. Нам с мужем было очень приятно, когда на прошлый праздник Рош ха-Шана на протяжении всего пути до синагоги нас поздравляли с Новым годом. Так и говорили: «Мы не евреи, но знаем, что у вас Новый год. Поздравляем вас!» Одесса удивительный город, где все традиции хорошо уживаются вместе. Бывало так, что мы делали в каком-то магазине заказ, нам должны были перезвонить на следующий день, но это выпадало на Шаббат. Мы говорили, что не сможем взять трубку, что это запрещено. Тогда люди с готовностью решали все вопросы так, чтобы не доставлять нам неудобства. Мы за это очень благодарны!

И вообще, я могу сказать, что за все время, что мы здесь, антисемитских настроений почти и не было. В целом все очень уважительно и лояльно. Нам дают возможность соблюдать традиции, проводить мероприятия. Например, уже несколько лет проходит Ханука возле Дюка. И мэр города, и его заместители приходят поздравить весь еврейский народ с этим праздником. Что еще нужно сделать, чтобы показать, что Одесса мирный город, где всем хорошо, независимо от религии? Ничего! Просто продолжать жить так же дружно!

Фото: Folga’, из личного архива героев