Мачете интервью

О наставлениях отца, поклонении общества «черной иконе», мужских чувствах и о чем пандемия заставляет задуматься человечество — читайте в эксклюзивном интервью Machete для онлайн-издания Folga’

Котляр Юлия
Автор:
Котляр Юлия

MACHETE: «Люди торчат в смартфоне, потому что им неинтересно самим с собой»

Недавно мы писали о том, как в Одессе прошел концерт MACHETE. И, конечно, не могли упустить возможность пообщаться с лидером группы Моше Пинхасом (он же — Ярослав Малый), чтобы расспросить его о последнем альбоме News Time.

News Time вышел 11 февраля 2021 года, и в него вошло 11 песен. «Альбом получился очень интересным. Это наблюдение за тем, что происходило с нами, с миром в течение этого года — как он быстро изменился, как мы начали меняться, куда нас стараются привести <...> и что делать, чтобы все-таки оказаться именно там, где нам хочется», — поделился с поклонниками артист в анонсе на официальном YouTube-канале группы.

О новом альбоме, эмоциональной лирике, поклонении смартфону и людях в посткарантинном мире читайте в эксклюзивное интервью Folga’ с MACHETE.

Мачете News Time слушать
мачете

Расскажите немного о том, как шел процесс написания альбома News Time. Насколько я знаю, вы могли общаться со звукорежиссером и его командой только по интернету.

Да, у нас люди были собраны по всему миру: мы находились на Алтае, кто-то в Украине, кто-то в Европе. Поэтому работать было довольно сложно, у нас впервые был подобный опыт. Но это оказался крутой экспириенс, и мы поняли, что так тоже можно. Самое главное — это находиться на одной волне с людьми, которые делают музыку. Слава Богу, наши музыканты именно такие, а Виталий Телези — просто фантастический звукорежиссер мирового уровня. У нас давно слаженный коллектив, поэтому и в такой ситуации мы получили массу удовольствия.

Как вам удалось совместить два таких разных альбома, как I’MPULS и News Time, в одну концертную программу?

Ну там же не только эти два альбома, их там штук пять звучит. Мы каждый раз говорим об одном и том же — о любви, человечестве, дружбе, взаимоотношениях между нами и окружающим миром, Богом. Просто разные подходы — где-то, может, раскрываем тему слегка, где-то глубже. С News Time у нас было время никуда не торопиться: мы 11 месяцев сидели дома, и ничто не мешало глубоко нырнуть в обстоятельства, в которых сегодня находится человечество.

Когда вы анонсировали альбом на своем YouTube-канале, то сказали, что там есть особенно личная для вас песня. О чем шла речь?

Это песня о папе «Иди до конца», которая и сформировала меня. Я озвучил все те слова, что он мне говорил, вспомнил, с какой любовью он пытался донести до меня простые вещи. Это моя самая личная песня.

Вы открыто говорите в этой песне о своих чувствах и эмоциях, но не каждый мужчина решится на такое. Почему, по-вашему, так происходит?

Думаю, что принято считать так: мужчина — это тот, кто должен что-то принести, положить на стол, иногда ударить по столу. Мы же все дуальные, и думаю, что каждый из нас способен на какие-то откровения, поступки, которые не вписываются в рамки современного общества. Нужно посмотреть на себя немного с другой стороны и понять, что ты не просто мужчина, не просто человек, который исполняет свои обязанности, а часть чего-то божественного, светлого и красивого. Когда начинаешь это понимать, тогда слова и мысли относительно себя самого и людей, которые тебя окружают, становятся проще и открытее.

Мачете стихи к песням

В песне «Взрослые и дети» вы говорите о поклонении общества «черной иконе», то есть смартфону. Как думаете, что должно произойти, чтобы люди наконец оторвались от экранов и обратили внимание друг на друга?

Во-первых, надо посмотреть в корень вопроса: почему люди там находятся? Потому что им становится неинтересно с самими собой. Они себя ассоциируют с картинками, которые им показывают, историями, которые делаются популярными. Им интересно следить за кем-то другим и проживать чужую жизнь. Когда это изо дня в день входит в привычку, человек в конце концов потихоньку перебирается в эту черную икону. Некоторые родители дают девайсы детям, чтобы те от них отстали, а потом дети там живут, у них там интересы. А ведь это важно — что ребенок смотрит и слушает. Детям нужно помогать сформироваться как личностям, а не отдавать их на откуп непонятным персонажам, которые зарабатывают себе очки, просмотры и преференции. Надо понимать, что вот эта штука, которую мы включаем, смотрим в нее, торчим в ней, — ее можно использовать, чтобы получить дополнительную информацию, но ни в коем случае не для того, чтобы постоянно в ней находиться. У меня был период, когда я три года не включал телефон — до выхода альбома I’MPULS. И ничего не изменилось. Включил: война из одного места перебралась в другое, появились какие-то новые персонажи, произошло пару новых скандалов, а в целом — все то же самое. То есть, по сути, это просто отдача своей энергии туда, куда ее отдавать не стоит. Ведь в этом мире, если ты делаешь что-то хорошее, делишься этим с людьми, — действует тот обмен, ради которого мы здесь и находимся. К сожалению, музыка, фильмы, СМИ на сегодняшний день больше работают на down, а не на up. Но я думаю, что люди будут потихонечку разделяться, будут понимать. Однако пока перетягивает в другую сторону.

Вы всегда подчеркиваете, что в ваших стихах нет случайных рифм. Вы предпочитаете отпускать песни в люди, чтобы те их сами трактовали? Или вам все-таки хотелось бы, чтобы слушатели воспринимали тот смысл, который вы заложили изначально?

Для меня музыка — это поток. Мы находимся в потоке. Я ничего не придумываю — вот как она приходит, так и приходит. И я потом точно так же сижу и слушаю ее, как и остальные. Лучше, конечно же, чтобы люди сами размышляли, потому что там много слоев. Те, кто захочет хрестоматийно обозначить каждое слово и предложение, смогут зайти в интернет и почитать информацию о вещах, про которые я говорю. А те, кто мыслит образно и смотрит на песни с точки зрения пучка энергии, который попадает в них и раскрывается… Это прикольно, когда у каждого раскрывается по-своему. В этом и смысл творчества.

мужские руки на клавишах пианино
Мачете Ярослав Малый фото

Насколько, по вашему мнению, изменилась сама суть концертов после пандемии? И для артистов, и для зрителей.

Пандемия — это такое событие, которое призывает все человечество немножечко задуматься о том, что с нами происходит. В целом ничего не изменилось. Круто, когда ты можешь общаться с людьми, когда они приходят на твои концерты, когда ты видишь их лица, глаза, но очень важно, чтобы после этих концертов оставалось что-то кроме эмоций. Чтобы люди задумывались, чтобы была почва для размышления. И мы для этого работаем, как шахтеры! (Смеется. — Прим. ред.)

Какой урок нам всем стоит вынести из событий 2020–2021 годов?

Что дальше так не может продолжаться. Если мы не обратим внимание на нашу сущность — чистую, необыкновенную, волшебную, божественную, — то с нами будут обращаться как с мясом. И эти два года, конечно, повлияли: многие начинают просыпаться, задумываться. Но не все, далеко не все. Поэтому я думаю, что ситуация нас будет давить, но, дай Бог, не раздавит.